Стихи о собаках

Ребенок — великое счастье в доме,
Сокровище! Праздник! Звезда во мгле!
Ведь выжил твой сын, не зачах, не помер, -
Чего ж ты толкуешь о горе и зле?

— Ни денег, ни времени нет, соседка!
Унять его нужно, — а бьешь за плач,
Сказать ему нужно, — не дом, а клетка.
Играть ему нужно, — из тряпки — мяч.

Сокровище, да не по жизни нашей.
С утра до полуночи крик да рев,
Ему опостылела наша каша
С приправой из ругани и пинков.

Всё вместе: столовая, кухня, спальня.
Обои облуплены, шкаф опух,
Скамейка расслаблена, печь печальна.
В окно никогда не поет петух.

Восход ли, закат ли — все та же темень
Прорехи, и крохи, и смрад и пот -
Вот счастье, сужденное бедным семьям.
Все прочие радости — для господ!

Вот был бы ты песиком, на собачку
Охотников много меж праздных бар.
Забыл бы трущобу и маму-прачку…
Но нету купца на такой товар.

Слюнявы, горды, мордаты,
Держа раскорякой ноги,
Собаки — аристокрвты -
Боксеры, бульдоги, доги -

Хозяев своих послушных
Выводят на поводках.
Собачьей элите скучно,
Пресыщенность в злых зрачках.

Живые иконостасы -
Висят до земли медали -
Животные высшей расы,
Все в жизни они видали…

Гарцуя на лапках шатких,
Закутанные в попонки,
Гуляют аристократки -
Чистейших кровей болонки.

На них наплевать дворнягам -
Бродягам и бедолагам.
Свободны, беспечны, нищи,
Они по планете рыщут…

Не многие знают, может,
Что в пороховой пыли
Сквозь пламя по бездорожью
В тыл раненых волокли

Отчаянные упряжки -
Чистейших кровей дворняжки…
Эх, саночки — волокуши!
Святые собачьи души!..

Товарищи, снимем шапки
В честь всеми забытой шавки,
Что первая во вселенной
Посланцем Земли была.

В межзвездной пустыне где-то
Сгорела ее ракета…
Как верный солдат науки
Дворняжка себя вела.

И снова, чтоб во вселенной
Опробовать новый шаг,
Шлем к звездам обыкновенных -
Хвост кренделем — симпатяг.

Им этот вояж — безделка,
Они ко всему готовы -
Красавицы Стрелка с Белкой!
Предшественницы Терешковой!

Люблю я собаку за верный нрав,
За то, что, всю душу тебе отдав,
В голоде, в холоде или разлуке
Не лижет собака чужие руки.

У кошки-дуры характер иной.
Кошку погладить может любой.
Погладил — и кошка в то же мгновенье,
Мурлыча, прыгает на колени.

Выгнет спину, трется о руку,
Щурясь кокетливо и близоруко.
Кошке дешевая ласка не стыдна,
Глупое сердце не дальновидно.

От ласки кошачьей душа не согрета.
За крохи немного дают взамен:
Едва лишь наскучит мурлыканье это -
Встанут и сбросят ее с колен.

Собаки умеют верно дружить,
Не то что кошки — лентяйки и дуры.
Так стоит ли, право, кошек любить
И тех, в ком живут кошачьи натуры?!

Когда-нибудь Вы вспомните меня.
Вы вспомните доверчивость собачью,
С которой я глядел на Вас
И щурился при этом, как от солнца.
Вы вспомните, наверно, и о том,
Как нес я сквозь толпу в зубах

Авоську Ваших мелочных забот,
И как был счастлив получать за это
Подачки Ваших благосклонных взглядов.

Я шел на все
У Вас на поводу.
Готов был я на подвиг и на подлость.
Я так был горд, прогуливаясь с Вами!

Вы помните
На весь бульвар звенящую цепочку
Моей неистовой привязанности к Вам…
Прохожие шептали, умилялись,
Завидуя, на все лады превозносили
Они мою породистую верность.

Но Вы не вспомните
(откуда Вы могли узнать об этом),
Как вечерами,
Молча и покорно,
Смотрел я на обычный гвоздь,
Тот самый,
На котором висел ошейник мой,
Ошейник с Вашей личной монограммой.
О, как тогда мне было одиноко,
Как долго я не мог уснуть
И вздрагивал ночами,
Выкусывая блох насмешек Ваших…

В поселке под Москвою,
Где дачам нет конца,
Заходится от вою
Собака подлеца.

Ей не угомониться,
Не ест она, не спит…
Подлец лежит в больнице,
Кондратием разбит.

Не мелкий бес, а дьявол!
В лихие времена
Кровавый бал он правил,
Как полный сатана…

Все так… А вот, однако,
Не знаю почему,
Несчастная собака
Тоскует по нему.

Какою мерой мерить
Судьбу и суть свою?
И почему не верить
Безгрешному зверью?

И что мы, в общем, значим?
Мне черт-те сколько лет -
Ни дачи, ни удачи,
Собаки даже нет.

А вроде жил не праздно,
Не знал без строчки дня,
И не подлец. А разве
Любили так меня?

…Пес лает до упаду -
Хоть кайся, хоть реви,
Хоть сочини балладу
О странностях любви.

Неба чёрный наждак,
звёзды холодно светят,
за окном
тополиная ветка бела.
С каждым годом
всё меньше во мне междометий,
всё печальней
глядеть на себя в зеркала.

Речь дана мне
и в голову разум заложен,
а тебе
выражать свои мысли хвостом.
Милый зверь,
невзирая на нашу несхожесть,
мы с тобой одинаково кончим -
умрём.

Спи, свернувшись улиткой,
на тёплой холстине,
хочешь — выйди за дверь
и облай самосвал,
хочешь — лапу подняв
на снегу под осиной,
ставь
янтарного цвета инициал.

Твой хозяин
уехал в другую квартиру,
всё увёз,
от метлы до клоповых ковров,
не забыл стульчака деревянную лиру,
а собаку оставил -
приблудная кровь.

На породистых нынче
великая мода,
ты же стоишь,
наверно, не много монет…

Не горюй,
у тебя очень умная морда,
нет хозяев,
зато и ошейника нет.

В семье мы хорошо живём.
Работаем. Едим и пьём.
Читаем. Спорим — вчетвером
Или играем и поём…
Но есть ещё, однако,
У нас мечта –
Собака!

— С собакой, — папа заявил, -
Мы ближе ежечасно
К природе…
К духу древних сил…
И мама с ним согласна.

Продолжил папа: — Веселей
С ней дома и на даче.
С ней на траве лежать теплей!
С ней дышится иначе!

— Детей с ней легче воспитать.
И есть ещё услада
С собакой просто
Поболтать,
Ответов мне не надо!
Да, нам нужна собака в дом.
За это я в ответе…

— Ну и какую мы возьмём? -
Спросили тихо дети.
— Собачьих на земле пород, -
Промолвил папа, — много.
Мне всех назвать невпроворот…
Начнём с верзилы — дога.

Ещё есть бассет — странный пёс.
Его не трогать если,
Весь день, запрятав в ухо нос,
Дремать он будет в кресле.

Овчарка — жуликов гроза,
Милиции подмога,
Смежив серьезные глаза,
Следит за всеми строго.

Быстр элегантный доберман
С короткой шерстью гладкой.

Ну а болонку мы в карман
Засунем как перчатку.

Красив — с отливом золотым -
Ретривер, пёс английский,
Блутерьер — с шерстью, словно дым,
И аузи австралийский.

Есть сенбернары-силачи,
Есть сеттеры-гордоны,
Есть шнауцеры-бородачи
И даже фараоны!

Но эти псы — особый класс,
Они аристократы.
Характеры у них подчас
Весьма витиеваты.

Я часто слышу голоса:
«Дворняжка не престижна,
Купи породистого пса…»
Но эта речь облыжна.

Среди дворняжек есть порой
Бесценные собаки.
Они стоят за вас горой
В любой беде и драке.

И пусть порой они в тени,
Но их не забывают.
Не избалованы они
И жизнь прекрасно знают.

В них благородные черты.
Тут дело не в породе.
«Нам воду пить не с красоты»,
Как говорят в народе…

Так папа долго говорил.
И начало смеркаться,
Но не было, признаться, сил
От темы оторваться!

И солнце закатилось прочь,
И звёзды засветились,
И до утра нам в эту ночь
Ещё собаки снились.

Какой он — будущий наш пёс?
Ещё он не родился?
А может, морща чёрный нос,
Уже в наш двор явился?

Пока что не готов ответ:
Есть в нём предмет для спора…

Пока у нас собаки нет,
Но, видно, будет скоро.

Собака считает до одного
(Во!).

Собака считает до двух
(Ух!).

Собака считает до трех
(Ох!).

Собака считает до четырех
(Всеобщий переполох!).

Но до пяти,
Но до пяти
Не сосчитать собаке,
И дрессировщик напрасно пыхтит,
Собаке делая знаки.

А публика хлопает,
Публика рада,
А публике больше
Пока и не надо.

И видит она,
Что собака умна,
И хлопает снова
Собаке она.

И дрессировщику
Хлопает тоже,
Пусть меньше, чем умной собаке,
Ну что же.
Ведь если еще поучиться,
Все может еще получиться.

Славный, светлый, зимний день,
Пахнет солнцем и морозом.
Черный пудель, словно тень,
Проскользнул за водовозом.

Вдруг, откинув ухо, стал,
Посмотрел на ком зеленый,
Где, не знаю что, клевал
Воробей, в еду влюбленный.

И, прельстившись воробьем,
Подобрался, подтянулся,
Пулей кинулся на ком
И, конечно, промахнулся.

Огорченный свыше мер,
Начал думать о причине.
Мимошедший фокстерьер
Обозвал его разиней.

Пудель вспыхнул: сам дурак!
Фокстерьер оскалил зубы,
И от злости у собак
Мехом вывернулись шубы.

Быть бы драке, но барбос
Рявкнул: это что такое!
И, лизнув друг друга в нос,
Разошлись они без боя.

Я смотрел на них в окно
И решил умом убогим:
Хорошо, что суждено
Быть барбосу очень строгим!

Ну, а если б, например,
В этот миг гулял я с Женей,
И взбешенный фокстерьер
Не расчел своих движений

И отгрыз бы, дик и зол,
(Если б не было барбоса)
Жене бархатный подол,
Ну, а мне, хоть кончик носа.

Сколько б было стонов, слез,
Сколько ругани и грома!..
Хорошо, что есть барбос
И что я и Женя дома.

Я бука, я бяка,
Я злая собака,
С цепи я бросака,
За пятки кусака.

Гоняю я кошек,
Давясь от слюны,
А с Гришек и Гошек
Срываю штаны.

Я бяка, я бука,
Я жуткая злюка,
И чую я драку
По стуку и бряку.

Узнав мою кличку,
Со мной не шути,
Ты лучше табличку
При входе прочти.

Читать не желаешь –
Узнаешь из лая:
Я злая!
Я злая!
Я злая!
Я злая!

На крылечке у окошка
Тихо дремлет мама-кошка,
А вокруг неё сидят
Трое крохотных котят.

На цепи неподалёку
Пёс лежит, у будки сбоку.
Солнце светит высоко –
До обеда далеко…

А котятам не сидится,
Им бы по двору носиться!
Только что-то страшновато –
Испугались пса котята.

Он большой и черногубый,
Взгляд косит и скалит зубы,
Недовольно морщит нос –
Очень злой, наверно, пёс.

И ворчит он потихоньку,
Грустно глядя в их сторонку…
Кто же знал, что пёс скучал
И поэтому ворчал!

На ринге малых пуделей
Большое оживление:
Гуляет важно вдоль аллей
Собаконаселение.

Собаконаселение
Идёт на представление.

До чего ж хорош денёк -
Светел, чист и рыж он!
Каждый куст, как пуделёк,
То лохмат, то стрижен.

Лист и зелен, и пятнист,
Сладко-сладко пахнет лист
Ясеня и тополя.
А по листьям медалист
Ходит-бродит, топая.

Говорит эрдель эрделю:
— Уезжаю на неделю.
Ждут меня в Голландии
Слава и успех,
Ведь у нас в команде я
Лаю громче всех!

Такс расспрашивает колли:
— Вы, соседка, далеко ли?
— Я уезжаю в Прагу!
А вы?
— А я — прилягу!..

У хозяйских длинных ног
Таксик маленький прилёг
И вздыхает тяжко,
Глядя на дворняжку:
Хоть дворняжка беспородна,
Но зато она свободна!

Лист и зелен, и пятнист,
Сладко-сладко пахнет лист
Клёна и акации.
Спит ушастый медалист
После демонстрации.

Он ещё бежит во сне,
Лапой землю роет,
Он уверен,
Что вполне
Жить и лаять — стоит!

И готов хозяин
От
Радости растаять.
Он уверен
В свой черёд:
Стоит жить — и лаять!

Нет, не сидится!
Нет, неймётся!
Хозяин в дверь ключом скребётся!
Щелчок!
А ты уже стоишь!
Чуть-чуть для виду поскулишь,
Чуть-чуть
Для храбрости
Полаешь -
А сам от радости пылаешь!

Летний вечер.
Полумрак.
Час купания собак.

От воды лоснится мех,
Пахнет мокрой псиной.
На Неве купают тех,
Кто большой и сильный.
Водоплавающий ньюф
Говорит хозяйке:
— Уф!
Так и плыл бы до заката,
Жаль, немного мелковато!..

Выйди вечером на Мойку -
Это кто там сделал стойку?
Коккер плавает в реке,
Сеттер ждёт -
На поводке.

А на Карповке и Пряжке
Кто купается?
Дворняжки!
Им свободный выбор дан
Выбирать места для ванн.

По темнеющей Фонтанке
Долго плыли две гражданки.
— Я, — сказала доберманша, -
Доплыла бы до Ла-Манша,
В море плавать веселей!..
Лайка согласилась с ней.

А на Крюковом канале
Самых маленьких купали:
Таксу и терьера
Детского размера.

Под весёлый визг бульдожий
Чертыхается прохожий.
Сам-то не купается -
Так чего ж ругается?

Пусть купанью пуделят
(Да и прочей масти)
Всё вниманье уделят
Городские власти!

А бассету незнакомы
Страсти и волнение:
У него купальня дома,
В доме -
Наводнение.
Вы видали молодца?
Поплескался в ванне
И от-ря-хи-ва-ет-ся,
Сидя на диване.
Для чего бассету уши?
Миг — и всё семейство в душе:
Воет кот,
Визжит сестрица…

После душа крепко спится!

Щенок на дороге сидит, неприкаян,
Весь мокрый от слёз, словно в лужу попал:
— Беда! У меня потерялся хозяин!
Вот только что был и внезапно пропал!

Хороший хозяин. Каштановой масти.
Большой и здоровый. Блох, кажется, нет.
Есть куртка, штаны и перчатки (отчасти),
И возраст солидный – одиннадцать лет.

Мы с ним на прогулке, все дыры облазав,
Старались обнюхать любой уголок.
Хозяин ко мне был ужасно привязан,
Да видно, сумел оборвать поводок.

Кто видел его – он довольно заметный –
Верните хозяина бедному псу!
А я вам за это сосиску с котлетой…
Да что там котлету – и кость принесу!

Щенок на дороге сидит и страдает.
От слёз заболел и от горя промок…
А где-то (вы слышите) мальчик рыдает:
— Беда! У меня потерялся щенок!

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.