Стихи про Адама

Что делал с Евою Адам,
Когда ему на вызов милый
............. .
Вчера я был в гостях у Лилы.

Была вечерняя пора;
Меня девица приласкала;
Ее рука в моей лежала.
«Какая жаркая пора!»

Что было после, о друзья!
Вы, верно, сами отгадали,
Коль с райской цели бытия
Покров завистливый снимали.
Попы твердят: «любовь — мечта!»
Не то питомцы Епикура:
Им богородица Амура
Любезней матери Христа.

Кому ж душа моя должна
Минутой сладких упоений?
О, други, верьте: бог вина
Есть бог и прочих наслаждении.
Оно восторги нам дает,
Оно в нас кровь разгорячает:
Блажен, кто Бахуса встречает,
Когда к прелестнице идет!

В осеннем кабинете
Так пусто и бедно,
И, радужно на свете
Дробясь, горит окно.
Под колпаком стеклянным
Игрушка там видна:
За огражденьем странным
Мужчина и жена.
У них есть ручки, ножки,
Сосочки на груди,
Вокруг летают мошки,
Дубочек посреди.
Выводит свет, уводит
Пигмейская заря,
И голый франтик ходит
С осанкою царя.
Жена льняные косы,
Что куколка, плетет,
А бабочки и осы
Танцуют хоровод.
Из-за опушки козы
Подходят, не страшась,
И маленькие розы
Румяно вяжут вязь.
Тут, опершись на кочку,
Устало муж прилег,
А на стволе дубочка
Пред дамой — червячок.
Их разговор не слышен,
Но жар у ней в глазах, -
Вдруг золотист и пышен
Круглится плод в руках.
Готова на уступки…
Как любопытен вкус!
Блеснули мелко зубки…
О, кожицы надкус!
Колебля звонко колбу,
Как пузырек рекой,
Адам ударил по лбу
Малюсенькой рукой!
— Ах, Ева, Ева, Ева!
О, искуситель змей!
Страшись Иеговы гнева,
Из фиги фартук шей! -
Шипящим тут зигзагом
Вдруг фосфор взлиловел…
И расчертился магом
Очерченный предел.
Сине плывут осколки,
Корежится листва…
От дыма книги, полки
Ты различишь едва…
Стеклом хрусталят стоны,
Как стон, хрустит стекло…
Все — небо, эмбрионы
Канавкой утекло.
По-прежнему червонцем
Играет край багет,
Пылится острым солнцем
Осенний кабинет.
Духами нежно веет
Невысохший флакон…
Вдали хрустально реет
Протяжный, тонкий стон.
О, маленькие душки!
А мы, а мы, а мы?!
Летучие игрушки
Непробужденной тьмы.

Адам, ты назван был и право
Иным дать имя возымел.
В сравнении земная слава –
Водою размягчённый мел.
Не может попранная сила
Быть знанью прежнею стеной?
Ещё немного и чернила
За право слова вступят в бой.
Ещё немного и чернила…
Нет, не чернила и не кровь –
Любовь, стечёт сама любовь
С расщелины пера на лист!
Найдётся, да, такой артист,
Что, превзойдя игру игрою,
Лишь только паузой одною
Разбудит душу до конца.

Шипы тернового венца!
Бессильны вы пред наготою
Дитя — в объятиях Отца…
Души в объятиях Творца!

Сначала – Ритм, потом – Она
Из пенных вод явилась миру.
И возгласил мир: Женщина!
И подхватили глас эфиры!

К ногам Адама поцелуй
Покорной страсти прикоснулся,
И водопадом райских струй
Герой суровый обернулся.

Два естества переплелись –
Так жизнью высекалась жизнь!
Два тела – равно два кремня
Добыли искру Бытия!

Молчали боги, что возьмёшь
С детей своих – лишь наблюдали,
Как тысячи слезали кож
С двоих, поставленных в начале.

Однажды, яблоко вкусив,
Адам почувствовал влеченье,
И, Бога-папу не спросив,
Он Еве сделал предложенье.

А Ева, опустив глаза
(Хоть и ждала мгновенья эти),
Была строптива, как коза:
— Зачем в Раю нам, милый, дети?

Адам весь выбился из сил:
Любви и страсти он просил.
Всевышний же понять не мог -
Кто он теперь — Бог иль не Бог.

В любви Адам был молодцом.
Он не ударил в грязь лицом.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.