Стихи про ветер

Ветер весел, ветер прыток,
Он бежит вдоль маргариток,
Покачнет бубенчик сбруи, -
Колыхнет речные струи.
Ветер, ветреный проказник,
Он справляет всюду праздник.
Кружит, вертит все, что хочет,
И разнузданно хохочет.
Ветер мил и добродушен
И к сужденьям равнодушен,
Но рассердишь — не пеняй:
И задаст же нагоняй!

Ветер нежный, окрыленный,
Благовестник красоты,
Отнеси привет мой страстный
Той одной, что знаешь ты.

Расскажи ей, что со света
Унесут меня мечты,
Если мне от ней не будет
Тех наград, что знаешь ты.

Потому что под запретом
Видеть райские цветы
Тяжело — и сердце гложет
Та печаль, что знаешь ты.

И на что цветы Эдема,
Если в душу пролиты
Ароматы той долины,
Тех цветов, что знаешь ты?

Не орлом я быть желаю
И парить на высоты;
Соловей Гафиз ту розу
Будет петь, что знаешь ты.

Ветер бьется в окна долго.
Долго ль нам еще скитаться?
Заплутались в жизни — только,
Только б вовсе не расстаться.

Снег белесый,
Мир усталый.
Так иду…
Никто не страшен.
В чистом поле волчья стая
Да и та печали краше.

Лишь ветерок -
Скелетик стрекозы
И бабочки растроганные крылья
Легли к ногам,
Перебиваясь пылью…
И прошлогодний брошенный цветок
Возможно здесь -
И амфоры, и струны
Кобыза мирного,
И сабельный клинок,
И шепот медленный и удивленный
— гунны!
Лишь ветерок.

Волны морские, отлив и прибой,
Время приходит прощаться с тобой.
Вновь я сегодня хочу услыхать,
Как заклинание, слово-прощание «Я буду ждать!».

Судьбы людские, отлив и прибой…
В море придётся поспорить с судьбой.
Главное в море, что я не один –
Где, нам неведомо, встретимся с бедами и победим!

Нас не настигнет последний прибой,
Вновь за кормою огонь голубой.
Нас провожают в дорогу не зря
Новороссийские, новороссийские наши ветра.

Вечная правда – отлив и прибой,
Вечной надежды огонь голубой…
Вечная радость – дорога домой:
Мы возвращаемся, мы возвращаемся в город родной.

Нас не настигнет последний прибой,
Вновь за кормою огонь голубой.
Нас на рассвете встречают не зря
Новороссийские, новороссийские наши ветра.

Ветер, ветер, ветер, ветер.
Веет ветер,
воет ветер,
Снег воздушный ворошит,
Над опушкой ворожит:
«Ветки-веточки,
развесьте
Вести, вести, вести, вести
От весны
на каждой ели:
Тут — сосульки, там — капели…»
Осыпается сосна -
Просыпается весна.
Воет ветер,
хвою вертит:
«Верьте, верьте, верьте, верьте!..»

Ветер, ветер, выметающий,
Заметающий следы!
Красной птицей залетающий
В белокаменные лбы.

Длинноногим псом ныряющий
Вдоль равнины овсяной.
— Ветер, голову теряющий
От юбчонки кружевной!

Пурпуровое поветрие,
Первый вестник мятежу, -
Ветер — висельник и ветреник, -
В кулачке тебя держу!

Полно баловать над кручами,
Головы сбивать снегам, -
Ты — моей косынкой скрученный
По рукам и по ногам!

За твои дела острожные, -
Расквитаемся с тобой, -
Ветер, ветер в куртке кожаной,
С красной — да во лбу — звездой!

Ветер, Ветер, Ветер, Ветер,
Что ты в ветках все шумишь?
Вольный Ветер, Ветер, Ветер,
Пред тобой дрожит камыш
Ветер, Ветер, Ветер, Ветер,
Что ты душу мне томишь?
Ты вздыхаешь, полусонный,
И спешишь скорей заснуть.
Чуть уснул, и, пробужденный,
Ты готов опять вспорхнуть.
Стой! Куда, неугомонный?
Вечно — прямо, снова — в путь.
Все места тебе знакомы,
Ты воздушно шелестишь,
Рябью входишь в водоемы,
Шаткой травкою блестишь.
Носишь тучи, манишь громы,
И опять уходишь в тишь.
О, неверный! Ветер, Ветер,
Ты не помнишь ничего.
Дай и мне забвенья, Ветер,
Дай стремленья твоего
Ветер, Ветер, Ветер, Ветер,
Ты прекраснее всего!

Я вольный ветер, я вечно вею.
К. Бальмонт

С визгом, присвистом напевным
Веет, мечется, гудит.
Ю. Балтрушайтис


Гордый Юргис, ты похитил Ветер, Ветер у меня,
Ты подслушал и расслышал, как он шепчет, нас дразня,
Как свистит и шелестит он возле дрогнувшей листвы,
Возрастает, отвечая завываниям совы.
Вдруг притихнет, и забьется вкруг единого листка,
Над осиной вьется, вьется, дышит струйка ветерка,
Чуть трепещет, лунно блещет зачарованный листок,
И воздушен, и послушен, заколдован ветерок.
Только слушает, как дышит шаткий лист среди осин,
Между самых, самых чутких, на одной, всего один,
Лист сорвался, покачнулся, и умчался далеко,
Ветерок им насладился, бросил дальше, как легко.
Веет, млеет, цепенеет, странным шорохом в сосне.
Зашуршит на сучьях старых, страшно травам в тайном сне.
Над седыми пустырями зашептал он как колдун,
Вот затресся, и понесся, хохот, стоны, звоны струн.
Вспышки светов. Двух поэтов, бледных скальдов он нашел,
Очертанья всех предметов изменил, и обошел.
Шепот Ветра гордым ведом, вещий Ветер близок им.
За зловещим, тайным следом, мы идем, и мы следим.
То мы вместе, то мы порознь, затаимся меж кустов,
Брат — соперник, враг — помощник, два волхва созвучных снов.
Ветер с нами, он землею, небесами нас ведет,
К одному, смеясь, приникнет, свистнет, крикнет — и вперед.
Не всегда ж мне быть с тобою, если властен и другой,
Звонки хвои в летнем зное — звонко-влажен вал морской.
В смерти, в жизни — я в отчизне, дальше, дальше, миг не ждет,
Тот же дважды я не буду: больше, меньше, — но вперед.

Ветер летит и стенает.
Только ветер. Слышишь — пора.
Отрекаюсь, трижды отрекаюсь
От всего, чем я жил вчера.
От того, кто мнился в земной пустыне,
В легких сквозил облаках,
От того, чье одно только имя
Врачевало сны и века.
Это не трепет воскрылий архангела,
Не господь Саваоф гремит -
Это плачет земля многопамятная
Над своими лихими детьми.
Сон отснился. Взыграло жестокое утро,
Души пустыри оголя.
О, как небо чуждо и пусто,
Как черна родная земля!
Вот мы сами паства и пастырь,
Только земля нам осталась -
На ней ведь любить, рожать, умирать.
Трудным плугом, а после могильным заступом
Ее черную грудь взрезать.
Золотые взломаны двери,
С тайны снята печать,
Принимаю твой крест, безверье,
Чтобы снова и снова алкать.
Припадаю, лобзаю черную землю.
О, как кратки часы бытия!
Мать моя, светлая, бренная!
Ты моя, ты моя, ты моя!

Туча растаяла. Влажным теплом
Веет весенняя ночь над селом;
Ветер приносит с полей аромат,
Слабо алеет за степью закат.

Тонкий туман над стемневшей рекой
Лег серебристою нежной фатой,
И за рекою, в неясной тени,
Робко блестят золотые огни.

В тихом саду замолчал соловей;
Падают капли во мраке с ветвей;
Пахнет черемухой…

И ветра вольный горн,
И речь вечерних волн,
И месяца свеченье,
Как только стали в стих,
Приобрели значенье.
А так — кто ведал их!

И смутный мой рассказ,
И весть о нас двоих,
И верное реченье,
Как только станут в стих,
Приобретут значенье.
А так — кто б знал о нас!

Тепло! Местами даже жарко,
Но в куртках, шапках все вокруг.
Откуда ж веешь ты так жадно?
Прохладный, бесшабашный друг!
Неужто снежные вершины,
Во льду безбрежные моря,
В твоих безудержных порывах
Оттуда с нами говорят!

Дождь неугомонный
Шумно в стекла бьет,
Точно враг бессонный,
Воя, слезы льет.

Ветер, как бродяга,
Стонет под окном,
И шуршит бумага
Под моим пером.

Как всегда случаен
Вот и этот день,
Кое-как промаен
И отброшен в тень.

Но не надо злости
Вкладывать в игру,
Как ложатся кости,
Так их и беру.

Чего ни натаскано в старый овраг!
Хранится в овраге ночной полумрак,
Тугие серёжки — подарок берёзы,
Цветы иван-чая, кукушкины слезы,
Зелёные, жёлтые бусы дождя,
Перо куропатки на шляпе груздя.
Сюда, как на дно сундука, спозаранок
Накиданы ветром холстины тумана,
В ручье, на голубеньком ситце волны,
Мерцает старинная Брошка Луны…

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.