Лариса Рубальская - Стихи о любви

В тёплых каплях янтаря
Сосны корабельные.
Откровенно говоря,
Я тебе поверила.

Виновата ли заря?
Мне с собой не справиться.
Откровенно говоря,
Мне такие нравятся.

В речку ты бросал не зря
Наудачу камушки.
Откровенно говоря,
Все подружки замужем.

Белый свадебный наряд
Я в мечтах примерила.
Откровенно говоря,
Я тебе поверила.

За далёкие моря
Солнце спать отправится.
Откровенно говоря,
Я ведь не красавица.

А твои глаза горят,
Нежные, счастливые.
Откровенно говоря,
Я в любви красивая.

Я упрекать тебя не буду,
А вот не плакать не проси.
Приходишь ты ко мне по будням
И вечно смотришь на часы.

И ни остаться, ни расстаться
Никак не можешь ты решить.
А мне давно уже за двадцать,
И мне самой пора спешить.

Ты изменяешь мне с женой,
Ты изменяешь ей со мной.
Ты и женой, и мной любим.
Ты изменяешь нам двоим.

Прощаясь, смотришь долгим взглядом,
Рука задержится в руке.
А я следы губной помады
Тебе оставлю на щеке.

Придешь домой, жена заметит,
И ты решишь, что это — месть.
А я хочу, чтоб все на свете
Узнали, что я тоже есть.

Мне сон приснился невозможный.
И ты, явившись в странном сне,
Промолвил вдруг неосторожно,
Что навсегда пришел ко мне.

Но был недолгим сон тот чудный,
Тебя опять ждала жена.
Опять с тобой я буду в будни
И буду в праздники одна.

Я не помню, сколько осеней назад
Падал под ноги наш первый листопад.
Ты на краешке сгорающего дня
Целовал меня.
Целовал меня.

Я не помню, сколько зим с тех пор прошло.
До утра всю ночь за окнами мело,
Ты тогда руками, полными огня
Обнимал,
Ты обнимал .

Не забыть былого, не вернуть.
Я одна иду в обратный путь.
Я бреду на тот забытый свет
Тех далёких, тех прошедших лет.
Не забыть былого, не вернуть,
Но я знаю, что когда-нибудь
Свет далёкий в сердце погашу
И тебя на волю отпущу.

Я не помню, я забыла голос твой,
Торопливый звук шагов по мостовой.
Я живу, тебя нисколько не виня
В том, что ты забыл,
Ты забыл меня.

Я не помню, но зачем тогда, скажи
Лист осенний так в руке моей дрожит?
Ветер памяти принёс мне на крыле
Только мысли,
Мысли о тебе.

Дорогой, подойди к телефону,
Женский голос, наверно, она.
Жаль, что ей неизвестны законы -
Не звонить, если дома жена.
Ты растерян, мой милый, расстроен,
Прячешь в дым выражение глаз.
Что нас в этой истории трое,
Поняла я, поверь, не сейчас.

Но не надейся, дорогой,
Что я отдам тебя другой.
Я двадцать раз с тобой прощусь
И двадцать раз к тебе вернусь.
Я двадцать раз тебе навру,
Что завтра вещи соберу,
И двадцать раз, и двадцать раз
Все будет снова, как сейчас.

Мы друг другу с тобой не чужие,
Сколько их, вместе прожитых дней!
Не молчи, дорогой, расскажи мне,
Я хочу знать всю правду о ней.
Сколько лет, как зовут, кто такая
И что значит она для тебя.
Буду слушать я, слезы глотая,
Ненавидя и все же любя

Всё было, как положено и как заведено,
Но утро непогожее с бедою заодно.
Расстались по-хорошему – он вовсе мне не враг.
Всё было, как положено, да вышло всё не так.

Всё было, как положено, от счастья в стороне.
Казалось невозможным мне, что вспомнит обо мне.
Клубилась пыль дорожная любви ушедшей вслед.
Всё было, как положено, когда надежды нет.

Всё было, как положено – жила и не ждала.
Но речка заморожена до первого тепла.
Пустое да порожнее заполниться должно.
Всё вышло, как положено и как заведено.

На чёрном небе о любви нам шепчут звёзды,
На чёрном море о любви поёт прибой.
Бульвар Приморский напоил любовью воздух,
Сезон любви, сезон кино – он стал судьбой.

Конечно, можно раствориться в умных книжках,
С женой сразиться на костяшках домино.
С друзьями можно перекинуться в картишки,
Но для меня важней других искусств кино.

Цветы магнолий опьянят приморский вечер
Сильней, чем старое хорошее вино.
Сезон любви пускай продлится бесконечно,
В кино, как в жизни, ну, а в жизни, как в кино.

И мы смотрим вновь и вновь
Киноленты про любовь,
И с героями их жизни проживаем.
Я давно влюблён всерьез
В мир волшебных киногрёз,
И без них своей судьбы не представляю.

Я блондинов совсем не любила,
А к брюнетам лежала душа.
Но, увидев тебя, всё забыла
И смотрю на тебя не дыша.
Но сказал ты однажды мне сонно,
Что у нас отношенья не те.
И под свадебный марш Мендельсона
Не шагать мне в венчальной фате.
Блондин, ты один виноват,
Сбил влёт меня серый твой взгляд.
Но если меня ты не любишь, блондин,
Тогда оставайся один.
Объяснить я подругам пытаюсь,
Почему я попала в твой плен.
Всем же ясно, что ты не красавец,
Не Делон, извини, не Ален.
У меня были люди покруче,
Дав отставку им, я не права.
Ой, блондин, ты подумай получше,
Говоря мне такие слова.
Блондин, ты один виноват,
Сбил влёт меня серый твой взгляд.
Но если меня ты не любишь, блондин,
Тогда оставайся один.
Ой, блондин, торопись, опоздаешь
Ведь такие, как я, нарасхват.
Пожалеешь потом, пострадаешь,
Загрустит твой пронзительный взгляд.
Жизнь свои нам диктует законы,
Вспыхнет солнце в холодной воде.
И с брюнетом под марш Мендельсона
Я застыну в венчальной фате.

Тормознула зима на ходу
И растаяла в розовом свете.
В городке нашем всё на виду,
Ничего не удержишь в секрете.

Ты ушёл в осторожный рассвет,
На прощанье вздохнул виновато,
А наутро летело мне вслед -
За грехи неизбежна расплата.

Я не первая, не последняя,
Грешат так многие, грешат так часто.
Ты не первое, не последнее
Ты горько-сладкое моё несчастье.

Ты, мой дом обходя стороной,
Избегать меня будешь на людях.
Сколько раз это было со мной!
Сколько раз, я надеюсь, так будет.

Но вернутся все птицы к весне,
Ветры тёплые снова подуют.
И тогда ты, придя, скажешь мне -
Ты меня победила, колдунья.

Ты так мечтаешь жить богато и красиво,
На завтрак крабы, а на ужин бланманже.
А я сегодня был с тобой всю ночь счастливым.
К чему Диор, когда такое неглиже?

Ты говорила по-французски так свободно.
Ты мне шептала: «Се ля ви, пардон, мерси»…
Но мне свозить тебя в Париж не по доходам,
Коплю я деньги, чтоб сказать, поймав такси:

«Мадмуазель, карета у подъезда!
Мадмуазель, поехали со мной.
А ваших глаз неведомая бездна
Меня влечёт своею глубиной.

Мадмуазель, позвольте вашу руку,
Вы так тонки, вы юная газель.
Я даже час не выдержу разлуку,
Не уходите в ночь, мадмуазель!»

Ты что Людовиком мне голову морочишь?
Вы разминулись с ним немножечко в веках,
И королем твоим был я сегодня ночью,
И всех Людовиков оставил в дураках.

Закрой глаза, давай взлетим с тобой на небо,
Два нежных ангела средь белых облаков…
Я никогда ещё таким счастливым не был,
Я для тебя на всё, любовь моя, готов.

Ты подуй на окно
Тёплым облачком пара,
Нарисуй на стекле
Распрекрасный дворец.
И к истории грустной с названием старым
Измени ты названье
И придумай счастливый конец.

Ветер листья срывает, срывает,
И над нами несётся круженье.
Но счастливых концов не бывает,
Продолженья хочу, продолженья.

Пусть ресницы дрожат
Над заплаканным взглядом,
Ты запутай сюжет,
Хочешь новых героев введи.
Многоточье поставь, только точки не надо.
Ты закончи, дорогой,
И меня за собой уведи.

По паркету скользила парча
Под мазурки, кадриль, полонез.
Я любила тогда трубача
За усы и внушительный вес.

Выдувала венгерки труба,
Щёки прятали цвет его глаз.
Для меня этот бал был не бал,
Для меня этот вальс был не вальс.

– Вы к глазам поднесите лорнет, -
Прошептал мне красавец кузен. -
К нам идёт, посмотрите, корнет,
Так придите в себя, кёс кё се?

Я платочек к глазам поднесла,
Но сдержала нагрянувший плач.
Отчего, отчего на балах
Не танцует мой милый трубач?..

Не танцует трубач, хоть плачь!!!

Снова осень сгорела пожаром
На пороге холодной зимы.
Говорят, мы с тобою не пара
И не сможем быть счастливы мы.
Говорить, пожимая плечами,
Может каждый, кто хочет, любой,
Но как сладко нам вместе ночами,
Только мы понимаем с тобой.
Кто сказал, что в любви есть законы
И что правила есть у судьбы,
Тот не знал нашей ночи бессонной,
Тот, как мы, никогда не любил.
Холода наши души не тронут,
Нашей ночи не стать холодней.
Кто сказал, что в любви есть законы,
Ничего тот не знает о ней.

Подарил мне шаль цветастую
С шелковистой бахромой.
И была недолго счастлива
Я с тобой, любимый мой.

Плечи я в неё закутала,
А слова забыла вдруг.
На гитаре струны спутала,
Виноват был ты, мой друг.

И под этой цветастою шалью
Говорил невозможное мне.
Как мы жарко с тобою дышали
И сгорали в любовном огне.
Забылся ты, забылась шаль,
Но мне не жаль, не жаль, не жаль.

Я исчезла тенью прошлого
С первым утренним лучом.
Замерзала я, хороший мой,
Хоть и было горячо.

Не ищи меня напрасно ты,
На гитаре струн не рви.
Не согреет шаль цветастая,
Если в сердце нет любви!!!

Ты, любимый, у меня не первый.
Сколько было, счёт я не вела.
Прошлое взлетело птицей серой,
Вздрогнули прощально два крыла.

Вычеркнул ты прошлое из жизни,
Спутал даты все и имена,
А в бокалах золотились брызги
Крепкого вечернего вина.

Я боюсь, что это только снится,
Грешных мыслей раскалённый бред,
И к утру растает, растворится
Голубым дымком от сигарет.

Как гудят натянутые нервы.
Прикоснись ко мне и успокой.
Ты, любимый, у меня не первый,
Ты один, единственный такой.

Ты полюбил другую женщину -
Такие горькие дела.
Что в нашей жизни будет трещина,
Я совершенно не ждала.

И мне не верится, не плачется,
Я даже злиться не могу.
За что относится захватчица
Ко мне, как будто бы к врагу?

Ведь я звоню совсем не часто вам
И не затем, чтобы отбить.
Я даже рада, что вы счастливы.
Мне просто трудно разлюбить.

Как в нашей жизни всё намешано!
И справедливо не всегда.
Ты полюбил другую женщину,
А мне от этого беда.

Помогут годы или месяцы.
А может, я надеюсь зря.
«Да он вернётся, перебесится», -
Мне все подруги говорят.

Прости мне, небо, душу грешную,
Видала я в коротком сне,
Что, разлюбив другую женщину,
Ты возвращаешься ко мне.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.