Стихи про Ленина

1.
У нас было дезертирство из армии.

2.
То же и на трудовом фронте.

3.
Ты работал на капиталиста,

4.
работал на эксплуататора,

5.
и понятно, что работал плохо.

6.
Но теперь ты работаешь на себя,

7.
на рабоче-крестьянскую власть.

8.
И мы говорим, как говорили в армии:

9.
«Помни, что должен решиться вопрос -

— умеем ли мы работать на себя?»

10.
Либо погибнут все, кто хотел погубить нас,

11.
либо мы спасем страну.

Я знаю -
не герои
низвергают революций лаву.
Сказка о героях -
интеллигентская чушь!
Но кто ж
удержится,
чтоб славу
нашему не воспеть Ильичу?

Ноги без мозга — вздорны.
Без мозга
рукам нет дела.
Металось
во все стороны
мира безголовое тело.
Нас
продавали на вырез.
Военный вздымался вой.
Когда
над миром вырос
Ленин
огромной головой.
И зеМли
сели на оСи.
Каждый вопрос — прост.
И выявилось
два
в хаоСе
мира
во весь рост.
Один -
животище на животище.
Другой -
непреклонно скалистый -
влил в миллионы тыщи.
Встал
горой мускулистой.

Теперь
не промахнемся мимо.
Мы знаем кого — мети!
Ноги знают,
чьими
трупами
им идти.

Нет места сомненьям и воям.
Долой улитье — «подождем»!
Руки знают,
кого им
крыть смертельным дождем.

Пожарами землю дыМя,
везде,
где народ исплеНен,
взрывается
бомбой
имя:
Ленин!
Ленин!
Ленин!

И это -
не стихов вееру
обмахивать юбиляра уют. -
Я
в Ленине
мира веру
славлю
и веру мою.

Поэтом не быть мне бы,
если б
не это пел -
в звездах пятиконечных небо
безмерного свода РКП.

Грудой дел,
суматохой явлений
день отошел,
постепенно стемнев.
Двое в комнате.
Я
и Ленин -
фотографией
на белой стене.
Рот открыт
в напряженной речи,
усов
щетинка
вздернулась ввысь,
в складках лба
зажата
человечья,
в огромный лоб
огромная мысль.
Должно быть,
под ним
проходят тысячи…
Лес флагов…
рук трава…
Я встал со стула,
радостью высвечен,
хочется -
идти,
приветствовать,
рапортовать!
«Товарищ Ленин,
я вам докладываю
не по службе,
а по душе.
Товарищ Ленин,
работа адовая
будет
сделана
и делается уже.
Освещаем,
одеваем нищь и оГоль,
ширится
добыча
угля и руды…
А рядом с этим,
конешно,
много,
много
разной
дряни и ерунды.
Устаешь
отбиваться и отгрызаться.
Многие
без вас
отбились от рук.
Очень
много
разных мерзавцев
ходят
по нашей земле
и вокруг.
Нету
им
ни числа,
ни клички,
целая
лента типов
тянется.
Кулаки
и волокитчики,
подхалимы,
сектанты
и пьяницы, -
ходят,
гордо
выпятив груди,
в ручках сплошь
и в значках нагрудных…
Мы их
всех,
конешно, скрутим,
но всех
скрутить
ужасно трудно.
Товарищ Ленин,
по фабрикам дымным,
по землям,
покрытым
и снегом
и жнивьём,
вашим,
товарищ,
сердцем
и именем
думаем,
дышим,
боремся
и живем!..»
Грудой дел,
суматохой явлений
день отошел,
постепенно стемнев.
Двое в комнате.
Я
и Ленин -
фотографией
на белой стене.

Пред гробом Вождя преклоняя колени,
Мы славим, мы славим того, кто был Ленин
Кто громко воззвал, указуя вперед:
«Вставай, подымайся, рабочий народ!»
Сюда, под знаменем Советов,
Борцы из армии Труда!
Пусть умер он: его заветов
Мы не забудем никогда!
Он повел нас в последний
И решительный бой,
И к победе мы, Ленин,
Смело шли за тобой!
Мысль твоя твердо знала,
Где наш путь и какой:
С Интернационалом
Воспрянет род людской!
Мы стали вольны, стали сильны,
Нас к торжеству ведет судьба,
И мы кладем на прах могильный
Борца — его призыв: Борьба!
Он громко воззвал, указуя вперед:
«Вставай, подымайся, рабочий народ!»
Пред гробом Вождя преклоняя колени,
Мы славим, мы славим того, кто был Ленин!

(Музыка Моцарта)
Все голоса.
Горе! горе! умер Ленин.
Вот лежит он, скорбно тленен.
Вспоминайте горе снова!
Горе! горе! умер Ленин!
Вот лежит он, скорбно тленен.
Вспоминайте снова, снова!
Ныне наше строго слово:
С новой силой, силой строй сомкни!
Вечно память сохрани!
Сопрано, тенор, бас.
Вечно память, память
вечно -
Альт.
Вечно память
Ленина -
Сопрано, тенор, бас.
Сохрани!
Альт.
Храни!
Все голоса.
Память!

У Кремля в гранитном Мавзолее
Он лежит меж флагов, недвижим.
А над миром, как заря алея,
Плещет знамя, поднятое им.

То оно огромное — без меры,
То углом простого кумача
Обнимает шею пионера,
Маленького внука Ильича.

Бывают события:
случатся раз,
из сердца
высекут фразу.
И годы
не выдумать
лучших фраз,
чем сказанная
сразу.
Таков
и в Питер
ленинский въезд
на башне
броневика.
С тех пор
слова
и восторг мой
не ест
ни день,
ни год,
ни века.
Все так же
вскипают
от этой даты
души
фабрик и хат.
И я
привожу вам
просто цитаты
из сердца
и из стиха.
Февральское пламя
померкло быстро,
в речах
утопили
радость февральскую.
Десять
министров капиталистов
уже
на буржуев
смотрят с ласкою.
Купался
Керенский
в своей победе,
задав
революции
адвокатский тон.
Но вот
пошло по заводу:
— Едет!
Едет!
— Кто едет?
— Он!
«И в город,
уже
заплывающий салом,
вдруг оттуда,
из-за Невы,
с Финляндского вокзала
по Выборгской
загрохотал броневик».
Была
простая
машина эта,
как многие,
шла над Невою.
Прошла,
а нынче
по целому свету
дыханье ее
броневое.
«И снова
ветер,
свежий и крепкий,
валы
революции
поднял в пене.
Литейный
залили
блузы и кепки.
— Ленин с нами!
Да здравствует Ленин!»
И с этих дней
везде
и во всем
имя Ленина
с нами.
Мы
будем нести,
несли
и несем -
его,
Ильичево, знамя.
«- Товарищи! -
и над головою
первых сотен
вперед
ведущую
руку выставил.
— Сбросим
эсдечества
обветшавшие лохмотья!
Долой
власть
соглашателей и капиталистов!»
Тогда
рабочий,
впервые спрошенный,
еще нестройно
отвечал:
— Готов! -
А сегодня
буржуй
распластан, сброшенный,
и нашей власти -
десять годов.
«- Мы -
голос
воли низа,
рабочего низа
всего света.
Да здравствует
партия,
строящая коммунизм!
Да здравствует
восстание
за власть Советов!»
Слова эти
слушали
пушки мордастые,
и щерился
белый,
штыками блестя.
А нынче
Советы и партия
здравствуют
в союзе
с сотней миллионов крестьян.
«Впервые
перед толпой обалделой,
здесь же,
перед тобою,
близ -
встало,
как простое
делаемое дело,
недосягаемое слово
— «социализм».
А нынче
в упряжку
взяты частники.
Коопов
стосортных
сети вьем,
показываем
ежедневно
в новом участке
социализм
живьем.
«Здесь же,
из-за заводов гудящих,
сияя горизонтом
во весь свод,
встала
завтрашняя
коммуна трудящихся -
без буржуев,
без пролетариев,
без рабов и господ».
Коммуна -
еще
не дело дней,
и мы
еще
в окружении врагов,
но мы
прошли
по дороге к ней
десять
самых трудных шагов.

Смерть — не сметь!

Строит,
рушит,
кроит
и рвет,
тихнет,
кипит
и пенится,
гудит,
говорит,
молчит
и ревет -
юная армия:
ленинцы.
Мы
новая кровь
городских жил,
тело нив,
ткацкой идей
нить.
Ленин -
жил,
Ленин -
жив,
Ленин -
будет жить.
Залили горем.
Свезли в мавзолей
частицу Ленина -
тело.
Но тленью не взять -
ни земле,
ни золе -
первейшее в Ленине -
дело.
Смерть,
косу положи!
Приговор лжив.
С таким
небесам
не блажить.
Ленин -
жил.
Ленин -
жив.
Ленин -
будет жить.
Ленин -
жив
шаганьем Кремля -
вождя
капиталовых пленников.
Будет жить,
и будет
земля
гордиться именем:
Ленинка.
Еще
по миру
пройдут мятежи -
сквозь все межи
коммуне
путь проложить.
Ленин -
жил.
Ленин -
жив.
Ленин -
будет жить.
К сведению смерти,
старой карги,
гонящей в могилу
и старящей:
«Ленин» и «Смерть» -
слова-враги.
«Ленин» и «Жизнь» -
товарищи.
Тверже
печаль держи.
Грудью
в горе прилив.
Нам -
не ныть.
Ленин -
жил.
Ленин -
жив.
Ленин -
будет жить.
Ленин рядом.
Вот
он.
Идет
и умрет с нами.
И снова
в каждом рожденном рожден -
как сила,
как знанье,
как знамя.
Земля,
под ногами дрожи.
За все рубежи
слова -
взвивайтесь кружить.
Ленин -
жил.
Ленин -
жив.
Ленин -
будет жить.
Ленин ведь
тоже
начал с азов, -
жизнь -
мастерская геньина.
С низа лет,
с класса низов -
рвись
разгромадиться в Ленина.
Дрожите, дворцов этажи!
Биржа нажив,
будешь
битая
выть.
Ленин -
жил.
Ленин -
жив.
Ленин -
будет жить.
Ленин
больше
самых больших,
но даже
и это
диво
создали всех времен
малыши -
мы,
малыши коллектива.
Мускул
узлом вяжи.
Зубы-ножи -
в знанье -
вонзай крошить.
Ленин -
жил.
Ленин -
жив.
Ленин -
будет жить.
Строит,
рушит,
кроит
и рвет,
тихнет,
кипит
и пенится,
гудит,
молчит,
говорит
и ревет -
юная армия:
ленинцы.
Мы
новая кровь
городских жил,
тело нив,
ткацкой идей
нить.
Ленин -
жил.
Ленин -
жив.
Ленин -
будет жить.

Не только здесь, у стен Кремля,
Где сотням тысяч — страшны, странны,
Дни без Вождя! нет, вся земля,
Материки, народы, страны,

От тропиков по пояс льда,
По всем кривым меридианам,
Все роты в армии труда,
Разрозненные океаном,-

В тревоге ждут, что будет впредь,
И, может быть, иной — отчаян:
Кто поведет? Кому гореть,
Путь к новой жизни намечая?

Товарищи! Но кто был он?
Воль миллионных воплощенье!
Веков закрученный циклон!
Надежд земных осуществленье!

Пусть эти воли не сдадут!
Пусть этот вихрь все так же давит!
Они нас к цели доведут,
С пути не сбиться нас — заставят!

Но не умалим дела дел!
Завета трудного не сузим!
Как он в грядущее глядел,
Так мир сплотим и осоюзим!

Нет «революций», есть — одна:
Преображенная планета!
Мир всех трудящихся! И эта
Задача — им нам задана!

Кто был он?- Вождь, земной Вожатый
Народных воль, кем изменен
Путь человечества, кем сжаты
В один поток волны времен.

Октябрь лег в жизни новой эрой,
Властней века разгородил,
Чем все эпохи, чем все меры,
Чем Ренессанс и дни Аттил.

Мир прежний сякнет, слаб и тленен;
Мир новый — общий океан -
Растет из бурь октябрьских: Ленин
На рубеже, как великан.

Земля! зеленая планета!
Ничтожный шар в семье планет!
Твое величье — имя это,
Меж слав твоих — прекрасней нет!

Он умер; был одно мгновенье
В веках; но дел его объем
Превысил жизнь, и откровенья
Его — мирам мы понесем!

Март при Советской власти шел впервые.
Капель дробилась на ветру пыльцой.
Входила в Кремль машина. Часовые
еще не знали Ленина в лицо.

У стен зубчатая лежала тень.
В ботинках и обмотках часовые
переминались у порот. Впервые
в Кремль въехал Ленин.

Был прекрасный день!
Даль за бойницами была ясна.
Он из машины вышел, кепку тронул.
Шла по земле великая весна -
и падали правительства и троны.

Мы становились на колени
Пред ним под Мгой в рассветный час
И видели — товарищ Ленин
Глядел со знамени на нас.

На лес поломанный, как в бурю,
На деревеньки вдалеке
Глядел, чуть-чуть глаза прищуря,
Без кепки, в черном пиджаке.

Гвардейской клятвы нет вернее,
Взревели танки за бугром.
Наш полк от Мги пронес до Шпрее
Тяжелый гусеничный гром.

Он знамя нес среди сражений
Там, где коробилась броня,
И я горжусь навек, что Ленин
В атаки лично вел меня.

Ленин великий в сердце у нас!
Алые галстуки гордо горят
У самых счастливых на свете ребят,
И отблеск великих огней Октября
На галстуках наших горит, как заря.

Нас миллионы, юных и смелых.
Мы обещаем сдержать пионерское слово:
«К борьбе за ленинское дело,
К борьбе за ленинское дело
Всегда готовы!
Всегда готовы!
Всегда готовы!»

Ленин в суровые дни Октября
О школах мечтал и дворцах для ребят…
И видел он в детях грядущих годов
Счастливых людей и отважных борцов.

Годы идут, но всегда молода
Заветная ленинцев юных мечта:
Для счастья народа дерзать и творить,
Всю жизнь свою пламенным ленинцем быть!

Петроград. Разруха. Дни июня.

Власти слабы. Всё идёт вразброд.

Первый съезд Советов.

На трибуне

Меньшевик матёрый речь ведёт.

Говорит о том, что в целом свете

Не найдётся партии такой,

Чтобы перед Родиной в ответе

Указать могла ей путь прямой.

Зал притих от речи невесёлой:

Что же?

Революции провал?

… И тогда раздался твёрдый голос,

Тишину дремотную взорвал:

— Есть такая партия! -

И сразу

Заправилы стихли за столом,

Будто зал, набитый до отказу,

Пронизала молния огнём. -

Время, стой!

Помедли хоть минуту!

Только дай запечатлеть векам

Гордый миг, когда в развал и смуту

Голос тот вошёл, правдив и прям.

И в его необоримой силе

Был такой пронзивший дали свет!

В нём была надежда всей России,

Той, что гнев копила столько лет.

Не затем ведь берегли, как знамя,

Партии немеркнущую честь,

Чтобы дрогнуть вдруг перед боями!

— Есть такая партия?

— Да, есть! -

А секунды шли.

А вслед за ними

Прокатилось штормом вдоль рядов:

— Ленин … Ленин.… Ленин!… -

Это имя

Повторяли сотни голосов.

Все привстали с мест, чтоб в удивленье

Рассмотреть того, кто так сказал.

И толпа качнулась.

Это Ленин шёл к трибуне.

И услышал зал.

Точные, спокойные, простые

Начертанья дел грядущих.

Он

Говорил от имени России,

Всенародной правдой вдохновлен.

Он умолк.

И возгласы рванулись.

Ложь разбита.

Открывался путь.

И как будто свет и мрак столкнулись, -

Правда с кривдой сшиблись грудь о грудь

Пусть в речах ораторов продажных

Кривда воет, клеветы полна,

Все, кто честен сердцем, видит каждый,

Что она уже обречена,

Что близка желанная свобода,

Близок путь, который начертал

Тот, кто здесь от имени народа

«Есть такая партия!» — сказал.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.