Стихи про Максима

Сам себя ругал Максим:
«Ты, Максим, невыносим!
Ты грубишь родителям!»
— Решено! — сказал Максим. -
Стану укротителем!

Хватит своеволия!
Если даже и на льва
Могут действовать слова,
На меня тем более!

Он работал не со львами,
Он пантер не просвещал -
Нет, суровыми словами
Сам себя он укрощал:

— У сестры фонарь под глазом?
Кто виновен — тот наказан!
Что поделать? Решено:
Не пойдешь, Максим, в кино!

Укротитель беспощаден:
«Начеку все время будь!»
Придерется то к тетрадям,
То еще к чему-нибудь.

Скажет будто невзначай:
— Своеволие кончай! -
И прибавит он печально: -
Телевизор не включай,
Без футбола выпьешь чай.

— Как парнишка поумнел! -
Люди ахали,
А Максим спокойно ел
Клюкву в сахаре.

Сам себе за укрощенье
Выдавал он угощенье.

Скажу вам сказку в добрый час!
Друзья, извольте все собраться!
Я рассмешу, наверно, вас –
Коль скоро станете смеяться.

Жил-был Максим, он был не глуп;
Прекрасен так, что заглядеться!
Всегда он надевал тулуп –
Когда в тулуп хотел одеться.

Имел он очень строгий вид;
Был вежлив, не любил гордиться;
И лишь тогда бывал сердит –
Когда случалось рассердиться.

Максим за пятерых едал,
И более всего окрошку;
И рот уж, верно, раскрывал –
Когда совал в него он ложку.

Он был кухмистер, господа,
Такой, каких на свете мало, –
И без яиц уж никогда –
Его яичниц не бывало.

Красавиц восхищал Максим
Губами пухлыми своими;
Они бывало все за ним –
Когда гулял он перед ними,

Максим жениться рассудил,
Чтоб быть при случае рогатым;
Но он до тех пор холост был –
Пока не сделался женатым.

Осьмое чудо был Максим,
В оригинале и портрете;
Никто б не мог сравниться с ним –
Когда б он был один на свете.

Максим талантами блистал
И просвещения дарами;
И вечно прозой сочинял –
Когда не сочинял стихами.

Он жизнь свободную любил,
В деревню часто удалялся;
Когда же он в деревне жил –
То в городе не попадался.

Всегда учтивость сохранял,
Был обхождения простова;
Когда он в обществе молчал –
Тогда не говорил ни слова.

Он бегло по складам читал,
Читая, шевелил губами;
Когда же книгу в руки брал –
То вечно брал её руками.

Однажды бодро поскакал
Он на коне по карусели,
И тут себя он показал –
Всем тем, кто на него смотрели.

Ни от кого не трепетал,
А к трусости не знал и следу;
И вечно тех он побеждал –
Над кем одерживал победу.

Он жив ещё и проживёт
На свете, сколько сам рассудит;
Когда ж, друзья, Максим умрёт –
Тогда уж, верно, жив не будет.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.