Стихи про ноябрь

Ноябрь. С каждым новым днём
Всё ближе зимняя граница.
Всё реже покидаешь дом,
Всё слаще хмурым утром спится.

Иными стали вкус и цвет
У приготовленного чая.
Живёшь со множеством примет
Зимы, и все их замечаешь.

Глядишь – и мокрый снег не нов,
И лужи в ледяных оправах…
Печальнейший из всех миров –
Ноябрь, всё-таки, Вы правы.

Зонт собирает дождь и снег.
Домой – не просто, а спешится.
Ноябрь… Двадцать первый век…
Ноябрь – царствует в столице.

А где-то, в этом ноябре
Свои, означенные, сроки
С отметиной в календаре.
Зачёты, лекции, уроки…

Свои – особые дела –
Вон снег и тот еще не зимний.
Куда тебя жизнь занесла?
В какие топи и низины?

Какие тайны ноября
Она открыть тебе желает?
Быть может этот снег не зря,
Не зря тебя не выпускает?

И может вовсе не случайно
Лист оказался на столе…
Как знать, не в этом ли есть тайна
Стихов, рождённых в ноябре?

Ноябрь за окном, я ж лето…
Про летнее пишу в стихах.
Кто может возразить поэту –
Сказать ему, что он неправ –

Сказать, что он, похоже, спятил,
Увидев летнее в окне.
Ах, милый наш поэт! Приятель,
Какое лето – в ноябре?

Кто сможет так сказать поэту,
Когда стихи его прочтёт,
Когда в ноябрьское лето,
Как в сказку с ними попадёт.

Сонет

Как тускло пурпурное пламя,
Как мертвы желтые утра!
Как сеть ветвей в оконной раме
Всё та ж сегодня, что вчера…

Одна утеха, что местами
Налет белил и серебра
Мягчит пушистыми чертами
Работу тонкую пера…

В тумане солнце, как в неволе…
Скорей бы сани, сумрак, поле,
Следить круженье облаков,-

Да, упиваясь медным свистом,
В безбрежной зыбкости снегов
Скользить по линиям волнистым.

Осталась самая малость, а там уже новый виток…
Из арки выходит нищий – степенный осенний бог,
глядит на нас, словно царь, не помня, что сир и убог.
Никто нас уже не утешит – нельзя налюбиться впрок.
Ноябрь, Тэйми, ноябрь.
Я знаю его назубок.

Тоска по новому снегу, касанье холодных рук…
Начертим вокруг кровати спасательный белый круг.
Теперь только бег по кругу, давай!
А очнёшься вдруг –
зима…
Где искать друг друга, в какую глядеть дыру?
Нас тоже слегка подкрасят, а после совсем сотрут…

Я знаю ноябрь на ощупь, на вкус и даже на слух.
Он строг, он с собой уводит всегда одного из двух.
Мне кажется, всё умирает,
когда он во мне звучит.
Для всех эпитафий, Тэйми, не хватит могильных плит.
Но если ты хочешь, я буду тем, кто в тебя глядит.

Из арки выходит нищий – полцарства собрал по рублю.
Ноябрь распускает свитер и вяжет ему петлю.
Кто знает, как крепко спится бездомному королю,
как память ворует лица, где я до утра не сплю,
как мы сиротеем, Тэйми,
от каждого «не люблю».

Ты сам себе друг и недруг, и сам себе рай и ад.
Во что бы мы ни играли,
нас выследят и разлучат.
Нас вынут из этой жизни и вылепят, что захотят.
Но я обещаю, Тэйми, когда я вернусь назад,
оттуда, издалека,
названья чему не знаю,
из страшного запределья, которого не бывает,
откуда уже не ждут и встречи почти не чают…
Я буду с тобой, обещаю.

Бледный месяц — на ущербе,
Воздух звонок, мертв и чист,
И на голой, зябкой вербе
Шелестит увядший лист.

Замерзает, тяжелеет
В бездне тихого пруда,
И чернеет, и густеет
Неподвижная вода.

Бледный месяц на ущербе
Умирающий лежит,
И на голой черной вербе
Луч холодный не дрожит.

Блещет небо, догорая,
Как волшебная земля,
Как потерянного рая
Недоступные поля.

Деревья сбросили наряд,
Под песню ветра засыпают.
Снежинки первые летят,
Ковром дорожки устилают.
Затихли птичьи голоса,
Медведь в берлоге спать ложится,
В туман окутаны леса…
Зима уже в окно стучится.

Еще ноябрь, а благодать
уж сыплется, уж смотрит с неба.
Иду и хоронюсь от света,
чтоб тенью снег не утруждать.

О стеклодув, что смысл дутья
так выразил в сосульках этих!
И, запрокинув свой беретик,
на вкус их пробует дитя.

И я, такая молодая,
со сладкой льдинкою во рту,
оскальзываясь, приседая,
по снегу белому иду.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.