Стихи о судьбе

Судьба была неумолима,
Но знаю я, вина — моя.
Пройдите с отвращеньем мимо,
И это горе вызвал я.

Я знал святое превосходство
Первоначальной чистоты,
Но в жизни воплотил уродство
Моей отравленной мечты.

Когда откликнулись впервые
Друг другу птичьи голоса,
Когда на сказки заревые
Смеялась первая роса,

Когда от счастья задрожала
Еще невинная змея,
Вложил отравленное жало
В лобзанья уст змеиных я.

Я был один во всей природе,
Кто захотел тоски и зла,
Кто позавидовал свободе,
Обнявшей детские тела.

Один, жестокий и надменный,
На мир невзгоды я навлек.
Несовершенства всей вселенной
В веках лишь только мне упрек.

Родился сын у бедняка.
В избу вошла старуха злая.
Тряслась костлявая рука,
Седые космы разбирая.

За повитухиной спиной
Старуха к мальчику тянулась
И вдруг уродливой рукой
Слегка щеки его коснулась.

Шепча невнятные слова,
Она ушла, стуча клюкою.
Никто не понял колдовства.
Прошли года своей чредою,-

Сбылось веленье тайных слов:
На свете встретил он печали,
А счастье, радость и любовь
От знака темного бежали.

Перестань упрекать, перестань.
Это просто на сердце туман.
И спадает со звёзд пелена:
Всё равно ты не любишь меня.
Перестань упрекать, перестань.
Наша жизнь – это вечный обман.
Мы живём, нашу правду кляня,
Так солги, что ты любишь меня!

Ах, слепа любовь, слепа,
Не убьёт – так ранит…
Чёрно-белая судьба
На цветном экране.
Чёрно-белая судьба
На цветном экране,
Жизни нету без тебя,
Пощади, судьба!

Перестань упрекать, перестань.
Наша жизнь – петербургская грань
Белой ночи и чёрного дня:
Всё равно ты на любишь меня.
Перестань упрекать, перестань.
Крылья ночи развеют туман
И начнётся пожар без огня –
Вот тогда ты полюбишь меня.

Судьба твоя – Россия,
Над речкою ветла.
Смоленская дорога,
Что к звездам привела.

Смоленская дорога,
Что к звездам привела.
Мальчишечья улыбка
Да мудрые слова.

Судьба твоя – Россия
Да путь, что ты открыл,
Как будто ты из сказки
На землю приходил.

Все кажется – из сказки
На землю приходил.
У неба отпросился.
Да отпуск кратким был.

Судьба твоя – Россия
Да звездные поля,
Да свежая могила
У древнего Кремля,

Та ранняя могила
У древнего Кремля.
Да нежность всей России,
Да песни соловья…

Судьба твоя – Россия,
И вьется вдаль, светла,
Смоленская дорога,
Что к звездам привела.

Смоленская дорога,
Что к звездам привела.
Мальчишечья улыбка
Да мужество орла.

У нас хорошая память:
Живые забыть не смеют
Погибших за наше дело,
У нас нет иных святых.

У нас есть твёрдая вера:
Весь путь, что судьбой отпущен,
Пройти мы сумеем честно
И жизнь не сломает нас.

У нас рабочие руки,
Мы подвигу знаем цену,
Суровое наше время
Мы нашим не зря зовём.

Мы взрослыми стали рано,
Но в сердце бушует юность,
И небо мечты высокой
Синеет в земных глазах.

У нас нелёгкий характер, –
Мы ложь не прощаем людям,
Мы верим делам негромким,
А звонких не терпим фраз.

У нас счастливые судьбы, –
Мы знаем любовь и нежность.
В борьбе мы себя сжигаем
Во имя такой любви!

Мы верим в свое бессмертье, –
Когда мы устанем биться,
На смену придут другие,
Моложе и лучше нас…

Когда судьба тебя захочет обмануть
И мир печалить сердце станет -
Ты не забудь на этот лист взглянуть
И думай: тот, чья ныне страждет грудь,
Не опечалит, не обманет.

Ужасная судьба отца и сына
Жить розно и в разлуке умереть,
И жребий чуждого изгнанника иметь
На родине с названьем гражданина!
Но ты свершил свой подвиг, мой отец,
Постигнут ты желанною кончиной;
Дай бог, чтобы, как твой, спокоен был конец
Того, кто был всех мук твоих причиной!
Но ты простишь мне! Я ль виновен в том,
Что люди угасить в душе моей хотели
Огонь божественный, от самой колыбели
Горевший в ней, оправданный творцом?
Однако ж тщетны были их желанья:
Мы не нашли вражды один в другом,
Хоть оба стали жертвою страданья!
Не мне судить, виновен ты иль нет;
Ты светом осужден. Но что такое свет?
Толпа людей, то злых, то благосклонных,
Собрание похвал незаслуженных
И стольких же насмешливых клевет.
Далеко от него, дух ада или рая,
Ты о земле забыл, как был забыт землей;
Ты счастливей меня, перед тобой
Как море жизни — вечность роковая
Неизмеримою открылась глубиной.
Ужели вовсе ты не сожалеешь ныне
О днях, потерянных в тревоге и слезах?
О сумрачных, но вместе милых днях,
Когда в душе искал ты, как в пустыне,
Остатки прежних чувств и прежние мечты?
Ужель теперь совсем меня не любишь ты?
О, если так, то небо не сравняю
Я с этою землей, где жизнь влачу мою;
Пускай на ней блаженства я не знаю,
По крайней мере, я люблю!

Не закажешь судьбу, не закажешь,
Что должно было сбыться, сбылось.
И словами всего не расскажешь,
Что мне в жизни прожить довелось.
Что мне в юности снилось ночами,
Что ночами мне снится сейчас,
Отчего весел я и печален, -
Это грустный и долгий рассказ.
Я листаю былого страницы,
Всё там — дружба, потери, любовь.
Не остаться тем дням, не забыться,
Не вернуться прошедшему вновь.
Пусть мне ветер волос не взъерошит,
И серьезён за здравье мой тост,
Жизнь до срока мне крылья не сложит,
А до срока ещё, как до звёзд.
А жизнь прожить, а жизнь прожить -
Не поле перейти.
Судьба шептала мне: — Держись!
Кричала: — Отойди!
Судьба меня бросала вверх
И сбрасывала вниз,
Но жить, боясь всего и всех, -
Какая ж это жизнь!!!

Даны мне были и голос любый,
И восхитительный выгиб лба.
Судьба меня целовала в губы,
Учила первенствовать Судьба.

Устам платила я щедрой данью,
Я розы сыпала на гроба…
Но на бегу меня тяжкой дланью
Схватила за волосы Судьба!

Петербург, 31 декабря 1915

Это вовсе не френч-канкан, не френч!
Вас решили в волшебный фонтан увлечь.
Всё течёт, изменяется, бьёт - не плачь!
Кто в фонтане купается, тот богач.

Что, приятель, в таком раздрызге
Отупел, с нищетой смирясь?!
Окунайся в чёрные брызги,
Окунайся в чёрную грязь!

Копошатся в ней, копошатся…
Наплевать, что мокрей мокриц!
Все надеются оказаться
В золотом, как сказочный принц!

Не для всяких открыт фонтан, о нет!
А для всяких сегодня канкан - балет.
Куплен этот фонтан с потрохами весь,
Ну а брызги летят между вами здесь.

А ворота у входа в фонтан - как пасть,
Осторожнее, можно в капкан попасть!
Если дыры в кармане - какой расчёт?
Ты утонешь в фонтане, другой всплывёт.

Куда ни втисну душу я, куда себя ни дену,
За мною пёс — Судьба моя, беспомощна, больна.
Я гнал её каменьями, но жмётся пёс к колену -
Глядит, глаза навыкате, и с языка — слюна.

Морока мне с нею -
Я оком тускнею,
Я ликом грустнею
И чревом урчу,
Нутром коченею,
А горлом немею,
И жить не умею,
И петь не хочу!

Должно быть, старею.
Пойти к палачу?
Пусть вздёрнет на рею,
А я заплачу.

Я зарекался столько раз, что на Судьбу я плюну,
Но жаль её, голодную, — ласкается, дрожит.
Я стал тогда из жалости подкармливать Фортуну -
Она, когда насытится, всегда подолгу спит.

Тогда я гуляю,
Петляю, вихляю,
Я ваньку валяю
И небо копчу.
Но пса охраняю,
Сам вою, сам лаю -
О чём пожелаю,
Когда захочу.

Нет, не постарею -
Пойду к палачу,
Пусть вздёрнет скорее,
А я приплачу.

Бывают дни — я голову в такое пекло всуну,
Что и Судьба попятится, испуганна, бледна.
Я как-то влил стакан вина
для храбрости в Фортуну -
С тех пор ни дня без стакана,
ещё ворчит она:

«Эх, закуски — ни корки!»
Мол, я бы в Нью-Йорке
Ходила бы в норке,
Носила б парчу!..
А я ноги — в опорки,
Судьбу — на закорки:
И в гору, и с горки
Пьянчугу влачу.

Когда постарею,
Пойду к палачу -
Пусть вздёрнет на рею,
А я заплачу.

Однажды пере-перелил Судьбе я ненароком -
Пошла, родимая, вразнос и изменила лик.
Хамила, безобразила и обернулась Роком -
И, сзади прыгнув на меня, схватила за кадык.

Мне тяжко под нею,
Гляди, я синею,
Уже сатанею,
Кричу на бегу:
«Не надо за шею!
Не надо за шею!!
Не над за шею -
Я петь не смогу!!!»

Судьбу, коль сумею,
Снесу к палачу -
Пусть вздёрнет на рею,
А я заплачу!

Выбрала сама я долю
Другу сердца моего:
Отпустила я на волю
В Благовещенье его.
Да вернулся голубь сизый,
Бьется крыльями в стекло.
Как от блеска дивной ризы,
Стало в горнице светло.

Ты, может быть, придешь ко мне иная,
Чем та, что я любил;
Придешь, как вновь — не помня и не зная
Своих великих сил.

Но можешь ли идти со мною рядом,
А я — идти с тобой,
Чтоб первый взгляд не встретился со взглядом
И в них — судьба с судьбой?

Твоя судьба — предаться полновластью:
Суровой — не избыть.
Моя судьба — гореть покорной страстью:
Иной — не может быть.

От судьбы никуда не уйти,
Ты доставлен по списку, как прочий.
И теперь ты укладчик пути,
Матерящийся чернорабочий.
А вокруг только посвист зимы,
Только поле, где воет волчица,
Чтобы в жизни ни значили мы,
А для треста мы все единицы.
Видно, вовсе ты был не герой,
А душа у тебя небольшая,
Раз ты злишься, что время тобой,
Что костяшкой на счетах играет.

Один среди людского шума,
Возрос под сенью чуждой я.
И гордо творческая дума
На сердце зрела у меня.
И вот прошли мои мученья,
Нашлися пылкие друзья,
Но я, лишенный вдохновенья,
Скучал судьбою бытия.
И снова муки посетили
Мою воскреснувшую грудь.
Измены душу заразили
И не давали отдохнуть.
Я вспомнил прежние несчастья,
Но не найду в душе моей
Ни честолюбья, ни участья,
Ни слез, ни пламенных страстей.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.