Стихи про Новый год и Рождество

Ушла уже за ельники,
Светлее янтаря,
Морозного сочельника
Холодная заря.
Встречаем мы, отшельники,
Рождение Царя.

Белы снега привольные
Над мерзлою травой,
И руки богомольные
Со свечкой восковой.
С небесным звоном — дольние
Сливают голос свой.

О всех, кто в море плавает,
Сражается в бою,
О всех, кто лег со славою
За родину свою, -
Смиренно-величавую
Молитву пропою.

Пусть враг во тьме находится
И меч иступит свой,
А наше войско — водится
Господнею рукой.
Погибших, Богородица,
Спаси и упокой.

Победная и грозная,
Да будет рать свята…
Поем — а небо звездное
Сияет — даль чиста.
Спокойна ночь морозная, -
Христова красота!

В белье плотной вязки,
В шапчонке неброской,
Под буркою бати -
Опять шерстяной -
Я не на Аляске,
Я не с эскимоской -
Лежу я в кровати
С холодной женой.

Идёт моей Наде
В плетёной рогоже,
В фуфайке весёлой,
В китайском плаще.
И в этом наряде
Она мне дороже
Любой полуголой,
А голой - вообще!

Не нашёл сатана денька,
Всё зимы ему мало!
Нет, напакостил в праздник точь-в-точь!..
Не тяни же ты, Наденька,
На себя одеяло
В новогоднюю ночь!

Тьфу в нас, недоенных,
Чего мы гундосим!
Соседу навесить -
Согреться чуток?
В центральных районах
В квартирах - плюс восемь,
На кухне - плюс десять,
Палас - как каток.

Сожгём мы в духовке
Венгерские стулья
И финское кресло
С арабским столом!
Где надо - мы ловки:
Все прём к себе в улья,
А тут, интересно,
Пойдём напролом?

Вдруг умы наши сонные
Посетила идея:
Десять - это же с водкой полста!
Наливай же гранёные,
Да давай побыстрее!..
Вот теперь красота!

Метель над городом поёт
О том, что Новый год идёт,
А снег кружится в переулочках,
А снег ложится у ворот,
А снег идёт, а снег идёт,
И каждый ждёт свою Снегурочку
В заветный час под Новый год.

А ночь морозная светла,
А вся земля белым-бела.
Своей Снегурочке метелица
На шубке кружева сплела.
А ночь светла, а ночь светла,
Наверно, ты, моя волшебница,
Из сказки в эту ночь пришла.

Опять метель поёт в полях,
И снова вся земля в снегах.
Идут года, и нити снежные
Уже не тают на висках.
Идут года, идут года,
А ты Снегурочкою прежнею
Со мной осталась навсегда.

Здесь нет вина. Так пусть напитком
Нам служит наших слез вино!
Нальем! У нас его с избытком.
Сердца насквозь прожжет оно.
Быть может, с горечью и солью
И боль сердечных ран пройдет…
Нальем! Так пусть же с этой болью
Уходит сорок третий год.

Уходишь, борода седая,
Навеки землю покидая?
Ты крепко запер нас в подвал.
Прощай! На счастье уповая,
Я поднимаю мой бокал.
Довольно жизням обрываться!
Довольно крови утекло!
Пусть наши муки утолятся!
Пусть станет на душе светло!

Да принесет грядущий Новый
Свободу сладкую для нас!
Да снимет с наших рук оковы!
Да вытрет слезы с наших глаз!

Согрев целебными лучами,
Тюремный кашель унесет!
И в час победы пусть с друзьями
Соединит нас Новый год!

Пусть будут жаркие объятья
И слезы счастья на очах!
Пускай в честь нас печет оладьи
В родном дому родной очаг!
Да встретятся жена и дети
С любимым мужем и отцом!
И чтобы в радостной беседе,
Стихи читая о победе
И запивая их вином,
Истекший год мы провожали
И наступающий встречали
За пышным праздничным столом!..

Без мук Младенец был рожден,
А мы рождаемся в мученьях,
Но дрогнет вещий небосклон,
Узнав о новых песнопеньях.

Не сладкий глас, а ярый крик
Прорежет темную утробу:
Слепой зародыш не привык,
Что путь его подобен гробу.

И не восточная звезда
Взвилась кровавым метеором,
Но впечатлелась навсегда
Она преображенным взором.

Что дремлешь, ворожейный дух?
Мы потаенны, сиры, наги…
Надвинув на глаза треух,
Бредут невиданные маги.

Спаситель родился
в лютую стужу.
В пустыне пылали пастушьи костры.
Буран бушевал и выматывал душу
из бедных царей, доставлявших дары.
Верблюды вздымали лохматые ноги.
Выл ветер.
Звезда, пламенея в ночи,
смотрела, как трех караванов дороги
сходились в пещеру Христа, как лучи.

Новый Год приходит громко,
Ввысь петардами гремя -
И светлеет неба кромка
Сторонами четырьмя.

Тем огням не нагреметься -
Взмоют в небо вместо птиц,
Заглушив сопрано-мецо
Телевизорных певиц.

Старый Год уходит тихо,
Чуть на цыпочки пристав.
А вчерашняя шумиха
Спать уляжется, устав.

Вслед ему помашем с горки -
Выдают его пути
Мандариновые корки
И хлопушек конфетти.

Но назавтра непогода,
Понавалит снега-льда -
И от Старого нам Года
Не оставит ни следа…

Новый Год
на носу!
Тихо я его несу.
Чтоб досрочно не свалился -
Не качаю,
не трясу.

Отдохни,
Новый Год,
На носу ты от хлопот,
Чтоб тебя случайно с мышкой
Наш не спутал хитрый кот.

На носу
на моём
Замечательный приём:
Слышно все тебе и видно -
Как мы пляшем и поём!

А когда
над и под…
Нам двенадцать раз пробьёт -
Спрыгнешь с носа ты на ёлку
И наступит Новый Год!!!

Прозрачна ночь морозная,
Спокойна и светла.
Сияет небо звездное,
Гудят колокола.

Как будто небо синее
Само поет хвалы.
А ветки-то от инея
Белешеньки-белы.

В годину многотрудную,
Похожую на сон,
Какую радость чудную
Приносит этот звон, -

Какую веру твердую,
Сменяющую грусть,
В великую и гордую
Страдающую Русь!

Промчатся дни тяжелые,
Настанет торжество.
И встретим мы веселое
Иное Рождество.

Теперь же будем сильными
И верными труду,
Молитвами умильными
Приветствуя звезду.

Здесь мебель в стиле рококо
И печь натопленная жарко,
А в окнах — зыблются легко
В морозной мгле — деревья парка.

О, родовая старина, -
Зеленый штоф, портретов лица…
Как далека и не нужна
Теперь гранитная столица.

Как хорошо, — вдали невзгод,
В родной затерянной деревне,
Тебя встречать, о, Новый Год, -
С тревогой юною и древней!..

Как хорошо тебя встречать
Так и торжественно и просто,
Но в миг заветный — промолчать,
И ничьего не слышать тоста…

Все ближе, ближе тайный час…
Что скажет вестник лучезарный?
Играй, играй в бокале, квас
Холодный, чистый и янтарный.

Когда душа ясна моя
И в сердце радостная вера -
Мне эта светлая струя
Милей и слаще редерера…

Двенадцать пробило. И вот
Развеялись тревоги чары,
И только звон еще плывет
От прозвучавшего удара…

Я мирно лягу спать теперь,
И солнца свет — меня разбудит.
О, сердце, — бейся, сердце, — верь,
Что Новый Год — счастливым будет.

Взойдет морозная заря
За сине-розовым туманом,
И первый лист календаря
Позолотит лучом румяным.

Алее утро расцветет
Красою нежною и зыбкой,
И новый день, и Новый Год
Я встречу песней и улыбкой!

Полночь бьет. — Готово!
Старый год — домой!
Что-то скажет новый
Пятьдесят седьмой?

Не судите строго, -
Старый год — наш друг
Сделал хоть немного,
Да нельзя же вдруг.

Мы и то уважим,
Что он был не дик,
И спасибо скажем, -
Добрый был старик.

Не был он взволнован
Лютою войной.
В нем был коронован
Царь земли родной.

С многих лиц унылость
Давняя сошла,
Царственная милость
Падших подняла.

Кое-что сказалось
С разных уголков,
Много завязалось
Новых узелков.

В ход пошли вопросы,
А ответы им,
Кривы или косы, -
Мы их распрямим.

Добрых действий семя
Сеет добрый царь;
Кипятится время,
Что дремало встарь.

Год как пронесется -
В год-то втиснут век.
Так вперед и рвется,
Лезет человек.

Кто, измят дорогой,
На минутку стал,
Да вздремнул немного -
Глядь! — уж и отстал.

Ну — и будь в последних,
Коль догнать не хват, -
Только уж передних
Не тяни назад!

Не вводи в свет знанья
С темной стороны
Духа отрицанья,
Духа сатаны.

Человек хлопочет,
Чтоб разлился свет, -
Недоимки хочет
Сгладить прошлых лет.

Ну — и слава богу!
Нам не надо тьмы,
Тщетно бьют тревогу
Задние умы.

‘Как всё стало гласно! -
Говорят они. -
Это ведь опасно -
Боже сохрани!

Тех, что мысль колышут,
Надо бы связать.
Пишут, пишут, пишут…
А зачем писать?

Стало всё научно,
К свету рвется тварь,
Мы ж благополучно
Шли на ощупь встарь.

Тьма и впредь спасла бы
Нас от разных бед.
Мы же зреньем слабы, -
Нам и вреден свет’. ~-

Но друзья ль тут Руси
С гласностью в борьбе?
Нет — ведь это гуси
На уме себе!

В маске патриотов
Мраколюбцы тут
Из своих расчетов
Голос подают.

Недруг просвещенья
Вопреки добру
Жаждет воспрещенья
Слову и перу;

В умственном движенье,
В правде честных слов -
‘Тайное броженье’
Видеть он готов.

Где нечисто дело,
Там противен свет,
Страшно всё, что смело
Говорит поэт.

Там, где руки емки
В гуще барыша,
Норовит в потемки
Темная душа,

Жмется, лицемерит,
Вопиет к богам…
Только Русь не верит
Этим господам.

Время полюбило
Правду наголо.
Правде ж дай, чтоб было -
Всё вокруг светло!

Действуй, правду множа!
Будь хоть чином мал,
Да умом вельможа,
Сердцем генерал!

Бедствий чрезвычайных
Не сули нам, гусь!
Нет здесь ковов тайных, -
Не стращай же Русь!

Русь идет не труся
К свету через мглу.
Видно, голос гуся -
Не указ орлу.

Русь и в ус не дует,
Полная надежд,
Что восторжествует
Над судом невежд, —

Что венок лавровый
В стычке с этой тьмой
Принесет ей новый
Пятьдесят седьмой, —

И не одолеют
Чуждых стран мечи
Царства, где светлеют
Истины лучи, —

И разумной славы
Проблеснет заря
Нам из-под державы
Светлого царя.

Двое Новый год встречают
Не за праздничным столом.
Вряд ли это их печалит.
Главное — они вдвоём.
А над ними снег кружится.
Где-то ждёт их милый дом.
Подвела стальная птица:
Села в городе чужом.
Ни шампанского, ни тостов.
В окнах ёлки зажжены.
Белый город словно остров
В океане тишины.
А над ними снег кружится,
Тихий-тихий — как слова…
На деревья снег ложится,
Превращаясь в кружева.
Старый год идёт на убыль.
Уплывает к морю звёзд.
Он её целует в губы.
До чего же сладок тост!

И ты, мой юный, мой печальный,

Уходишь прочь!
Привет тебе, привет прощальный

Шлю в эту ночь.
А я всё тот же гость усталый

Земли чужой.
Бреду, как путник запоздалый,

За красотой.
Она и блещет и смеется,

А мне — одно:
Боюсь, что в кубке расплеснется

Мое вино.
А между тем — кругом молчанье,

Мой кубок пуст.
и смерти раннее призванье

Не сходит с уст.
И ты, мой юный, вечной тайной

Отходишь прочь.
Я за тобою, гость случайный,

Как прежде — в ночь.

Наряжена елка, вздыхает пирог,
Звонок заиграл, и подпрыгнул щенок,
Я дернул замок – и к порогу прирос!

Я пикнуть словечко не мог, я молчал
И что-то невнятное в двери мычал:
Еще бы! Явился живой Дед Мороз!

Я деда целую! И вдруг замечаю,
Что много чудесного есть в старике:
Во-первых, зачем-то старик – в парике,
И нос, во-вторых, у него – из картонки,
А в-третьих, кусачий и дерзкий щенок
У ног старика добродушно прилег,
Что странно весьма для такой собачонки!

Я вижу на валенке Деда Мороза
Заплату, которую бабушка Роза
Вчера нашивала на валенок брату.

Ура! – закричать и подпрыгнуть пора,
Я знаю всю правду, поскольку вчера
Я отдал свой тапок на эту заплату!

Но весело-весело мне и чудесно,
Поэтому тайну ломать неуместно!
Подарок я сделаю старшему брату:
Ни слова – про нос, про парик и заплату,
Его не узнаю теперь нипочем!

Его принимают за Деда Мороза
И папа, и мама, и бабушка Роза,
И каждый мальчишка, на санках скользящий,
И дворник с лопатой, в сугробе стоящий,
И каждый, кто видит от снега блестящий
Вишневый мешок у него за плечом!

Он мне подарил телескоп настоящий,
Потом наступил Новый год настоящий,
А значит, он был Дед Мороз настоящий,
И то, что он – старший мой брат настоящий,
Так это – мой первый секрет настоящий!

Прости, долина, дом и сад,
Река, во льду глухонемая,
Что в холодеющих лесах
Я покидаю вас до мая.

Цветок чугунный в городской
Ограде льнет к пальто под локтем,
Дыша проезжею тоской:
Резиной, мглой, бензином, дегтем,

Окурком, снегом, колесом,
Копытом, прочерком, трамваем,-
Во всем, воистину во всем,
Свободный гений узнаваем.

Одежды стали тяжелеть,
Крупней раскрой, грубее ткани,
И нежно розовеет медь,
Перчатку чувствуя в кармане.

Ознобом скулы обвело,
И губы обметало сушью,
Но на душе светлым-светло,
И клен сквозит японской тушью.

Приемлет гавань корабли -
Купает их, потом питает
И нежностью своей любви
Мотор, как сердце, воспитает.

На елке свечи воспалит
Грань декабря с январской гранью.
И все, что мучит и болит,
Судьбой подвергнется изгнанью.

И золотистый мандарин
Напомнит в переносных смыслах
Все то, что Ярославль дарил
Мне в сентябре, в двадцатых числах -

Такая вольность на душе,
Такое благолепье света,
Что только лист в карандаше
Способен объяснить все это.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.