Стихи о школе

У меня печальный вид -
Голова моя болит,
Я чихаю, я охрип.
Что такое?

Это — грипп.
Не румяный гриб в лесу,
А поганый грипп в носу!

В пять минут меня раздели,
Стали все вокруг жалеть.
Я лежу в своей постели -
Мне положено болеть.

Поднялась температура,
Я лежу и не ропщу -
Пью соленую микстуру,
Кислой горло полощу.

Ставят мне на грудь горчичник,
Говорят: «Терпи, отличник!»
После банок на боках
Кожа в синих пятаках.

Кот Антошка прыг с окошка
На кровать одним прыжком.
— Хочешь, я тебе, Антошка,
Нос засыплю порошком?

Кот Антошка выгнул спину
И мурлычет мне в ответ:
«Прибегать к пенициллину?
Мне? Коту? С таких-то лет?!»

Я коту не возражаю -
Бесполезно возражать,
Я лежу, соображаю,
Сколько мне еще лежать?

День лежу, второй лежу,
Третий — в школу не хожу.
И друзей не подпускают,-
Говорят, что заражу!..

Эх, подняться бы сейчас
И войти в четвертый класс:
«Зоя Павловна, ответьте,
Что тут нового у вас?
Зоя Павловна, ответьте!..»
Зоя Павловна молчит…

Я на Марс лечу в ракете…
На меня медведь рычит…

— Как дела, неугомонный?
Как здоровье? Спишь, больной?
Это — лечащий, районный
Врач склонился надо мной.

Между школой и моей деревней
Было десять километров ровно,
Городок великорусский, древний,
А дома — где камень, где и бревна.

В нашей школе Молотов учился,
И не вру, так было в самом деле,
Алый плат над партою лучился,
Там одни отличники сидели.

Молотов, конечно, был отличник,
Здесь обрел он знания основу.
У меня ж отец — единоличник,
Мы имели лошадь и корову.

Дети, чьи родители в колхозе,
Ежедневно, как бойцы в обозе,
В села, лишь занятия кончались,
На санях-телегах возвращались.

Но из-за моей кулацкой доли
Лишь одна я ночевала в школе,
Каждую неделю в бане мыли,
Кашею три раза в день кормили.

Где отец и мать? Их жизнь пропала.
Умерли на воле иль в неволе?
Я росла, учительницей стала
И учу детей в той самой школе.

Он руку над партою тянет и тянет.
Неужто никто на него и не взглянет?
Он — весь нетерпенье: «Спросите меня!»
Как будто, загнав по дороге коня,
Сюда он примчался со срочным пакетом,
Со срочным пакетом и точным ответом.
Не нужно отметок в журнал и в дневник,
Довольно того, что он в тайну проник,
Что чудо свершилось, задача решилась…
Спросите, пожалуйста! Сделайте милость!

В старших классах каждый школьник
Изучает треугольник.
Три каких-то уголка,
А работы – на века.

Как железо, скрежещет снег
И, как скрипка, поёт у ног.
На деревьях иней, как мех.
На заборах иней, как мох.
И вздымается дым из труб
Рукавами косматых шуб.
И – внимание ученики! –
Заводские гудят гудки.

Детям в школу идти – запрет…
Презираю тепло жилья.
Нынче в школе занятий нет,
Но дежурят учителя,
Занимая учеников,
Забредающих чудаков.

Удивительна школа в мороз:
Ни домашних, ни классных работ.
И опрос не похож на допрос,
И диктанта никто не ждёт.
Что нам классный журнал, что дневник!
Никому сейчас не до них.

И учительница на нас
Смотрит просто как на детей
И о детстве своём рассказ
Начинает она без затей,
То с улыбкой, а то всерьёз.
Как тепла ты, школа, в мороз!

И директор совсем не строг,
Сел, как гость за чайным столом,
И, смеясь, он целый урок
Вспоминал о детстве своём…
Про сраженья, про снежных баб…
«Ну, до завтра! Мороз ослаб!»

Воспоминаньями смущенный,
Исполнен сладкою тоской,
Сады прекрасные, под сумрак ваш священный
Вхожу с поникшею главой.
Так отрок библии, безумный расточитель,
До капли истощив раскаянья фиал,
Увидев наконец родимую обитель,
Главой поник и зарыдал.

В пылу восторгов скоротечных,
В бесплодном вихре суеты,
О, много расточил сокровищ я сердечных
За недоступные мечты,
И долго я блуждал, и часто, утомленный,
Раскаяньем горя, предчувствуя беды,
Я думал о тебе, предел благословенный,
Воображал сии сады.

Воображаю день счастливый,
Когда средь вас возник лицей,
И слышу наших игр я снова шум игривый
И вижу вновь семью друзей.
Вновь нежным отроком, то пылким, то ленивым,
Мечтанья смутные в груди моей тая,
Скитаясь по лугам, по рощам молчаливым,
Поэтом забываюсь я.

И въявь я вижу пред собою
Дней прошлых гордые следы.
Еще исполнены великою женою,
Ее любимые сады
Стоят населены чертогами, вратами,
Столпами, башнями, кумирами богов
И славой мраморной, и медными хвалами
Екатерининских орлов.

Садятся призраки героев
У посвященных им столпов,
Глядите: вот герой, стеснитель ратных строев,
Перун кагульских берегов.
Вот, вот могучий вождь полунощного флага,
Пред кем морей пожар и плавал и летал.
Вот верный брат его, герой Архипелага,
Вот наваринский Ганнибал.

Среди святых воспоминаний
Я с детских лет здесь возрастал,
А глухо между тем поток народной брани
Уж бесновался и роптал.
Отчизну обняла кровавая забота,
Россия двинулась, и мимо нас летят
И тучи конные, брадатая пехота,
И пушек светлый ряд.

На юных ратников завистливо взирали,
Ловили с жадностью мы брани дальный звук,
И, негодуя, мы и детство проклинали,
И узы строгие наук.

И многих не пришло. При звуке песней новых
Почили славные в полях Бородина,
На Кульмских высотах, в лесах Литвы суровых,
Вблизи Монмартра.

То было много лет назад.
Я тоже в первый раз
С толпою сверстников-ребят
Явился в школьный класс.

Мне тоже задали урок
И вызвали к доске,
И я решал его как мог,
Держа мелок в руке.

Умчались школьные года,
И не догонишь их.
Но я встречаю иногда
Товарищей своих.

Один — моряк, другой — танкист,
А третий — инженер,
Четвертый — цирковой артист,
А пятый — землемер,

Шестой — полярный капитан,
Седьмой — искусствовед,
Восьмой — наш диктор, Левитан,
Девятый — я, поэт.

И мы, встречаясь, всякий раз
О школе говорим…
— Ты помнишь, как учили нас
И как не знал я, где Кавказ,
А ты не знал, где Крым?

Как я старался подсказать,
Чтоб выручить дружка,
Что пятью восемь — сорок пять
И что Эльбрус — река?

Мы стали взрослыми теперь,
Нам детства не вернуть.
Нам школа в жизнь открыла дверь
И указала путь.

Но, провожая в школьный класс
Теперь своих детей,
Мы вспоминаем каждый раз
О юности своей,

О нашей школе над рекой,
О классе в два окна.
На свете не было такой
Хорошей, как она!

Медведь из берлоги сегодня не вышел.
Нападало снегу. Притихли собачки.
Медведев урока сегодня не слышал -
Наверное, тоже находится в спячке.

«Грамматику, — хвастал Андрюша Красилин, -
Мне знать ни к чему: я играю на скрипке!»
Наташу на струнный квартет пригласил он
И сделал в записке четыре ошибки.

Один пятиклассник, Серёжа Кириллов,
Был смел, не боялся ни грязи, ни пыли.
Спускался по лестнице лишь на перилах.
Уборщицы очень Серёжу любили!

Во вторник физический опыт не вышел.
Как видно, пружину в насосе заело.
Мы все замолчали, и физик услышал,
Как Ложкина пончиком бублик заела.

Фомин в драмкружке д’Артаньяна играет.
Становится в позу. Бросает перчатку.
А бабушка дома за ним подбирает
Перчатки и шпагу, ботинки и шапку.

Сегодня контрольную в классе писали.
Под партой учебник пытался открыть я.
Но книгу отняли, из класса прогнали…
Печальные в жизни бывают открытья.

За родных своих, не скрою,
Не могу не огорчиться:
Ох и тяжко же порою
Было в школе им учиться!

Как могло у них хватать
И усердья, и терпенья,
Чтоб в чернильницы макать
Металлические перья,

Охранять от жирных клякс
И тетради, и рубашки,
Приносить с собою в класс
Перочистки,
Промокашки…

Но исчезли навсегда
Эти странные предметы.
Вспоминают иногда
Их лишь бабушки и деды.

Мы ж сегодня говорим
У зеленого экрана:
«Калькулятор»,
«Алгоритм»,
«Информатика»,
«Программа».

Нам теперь любой вопрос
Интересен, как загадка.
И пятерку я принес
Не за чистую тетрадку.

Мною вычерчены ровно
Треугольника вершины
На дисплее
Электронно-
Вычислительной
Машины!

За уроки мама села.
Галя стала у стола,
К ней в тетрадку посмотрела -
Ничего не поняла.

Цифры, цифры в каждой строчке,
Вся исписана тетрадь.
Но никак не может дочка
Цифры мамины понять.

Мама делит, мама множит,
Мама пишет их столбцом.
Цифры мамины похожи
На большой, высотный дом.

Вот уже готова крыша,
Стены выросли уже,
А ответ она напишет
В самом нижнем этаже.

Жаль, что между этажами
В этом доме лифта нет,
Чтоб скорей спуститься маме,
Чтоб скорей найти ответ,

Чтоб скорей найти решенье
И пойти куда-нибудь…
Ведь сегодня воскресенье -
Надо маме отдохнуть!

«Десять ребят играли в футбол
После занятий в школе.
Один ушел, и второй ушел, -
Сколько осталось на поле?»

Трудно Гале задачу решить,
Ответ никак не дается.
«Если бы нужно было сложить,
А здесь вычитать придется!»

«Один ушел, и второй ушел… »
Сколько же вычесть Гале?
«Уж лучше б они не играли в футбол
Или все вместе играли!»

Прямо хоть плачь от таких задач!
Галя к окну подходит.
Видит — на поле футбольный мяч
Десять мальчишек водят.

Десять ребят играют в футбол…
И вдруг, совсем как в задаче,
Юдин ушел, и второй ушел.
«Восемь осталось, значит!»

Довольная Галя стоит у окна:
Вот и задача ее решена!

Сегодня в первом классе
Общее собрание.
Сегодня в первом классе
Идет голосование.
Выбирает старосту
Сегодня первый класс.
— Какие предложения
Имеются у вас?

Тридцать первоклассников
Вносят предложения:
— Мишу Иванова!
— Сидорову Женю!
— Новикову Олю!
— Яковлева Вову!
— А я хочу Петрова
И Галю Соколову!

Тридцать первоклассников
Руки поднимают,
Тридцать первоклассников
Друг дружку называют.

Никого обидеть
При этом не хотят:
Выдвигают в старосты
Сразу всех ребят!

Геннадию Фишу

В моей комнате, краской и лаком блестя,
Школьный глобус гостит, как чужое дитя.
Он стоит, на косую насаженный ось,
И летит сквозь пространство и время и сквозь
Неоглядную даль, непроглядную тьму,
Почему я смотрю на него — не пойму.

Школьный глобус,- нехитрая, кажется, вещь.
Почему же он так одинок и зловещ?
Чтобы это понять, я широко раскрыл
Мои окна, как шесть серафических крыл.

Еще сини моря, и пустыни желты,
И коричневых гор различимы хребты.
Различима еще и сверкает огнем
Вся Европа, бессонная ночью, как днем,
Вся вмещенная в миг, воплощенная в миф,
Красотою своей мудрецов истомив,
Финикийская девочка дышит пока
И целует могучую морду быка,
Средиземным седым омываемая,
Обожаемая, не чужая — моя!
Школьный глобус! Он школьным пособием был,
Но прямое свое назначенье забыл.
И завыл, зарыдал на короткой волне,
Телеграфным столбом загудел в вышине:

— Люди! Два с половиной мильярда людей,
Самый добрый чудак, самый черный злодей,
Рудокопы, министры, бойцы, скрипачи,
Гончары, космонавты, поэты, врачи,
Повелители волн, властелины огня,
Мастера скоростей, пощадите меня!

Первого апреля,
В первый день ученья,
Пишут медвежата
В школе сочиненья.

Вывешена тема
На большой сосне:
«КАК Я ПРОСПАЛ КАНИКУЛЫ
И ЧТО ВИДАЛ ВО СНЕ».

Я всем завидую — коту:
Он бродит там, где хочет,
И презирает темноту,
И с воем когти точит.

И псу завидую: для пса
За минимум стараний -
То кровяная колбаса,
То позвонок бараний.

Взять черепаху: спит да спит,
А я встаю с обидою.
Ещё и спросят: «Что за вид?»
А это я завидую.

Цветку завидую. А что?
Цвети себе да пахни.
А тут, чуть свет, влезай в пальто
И на уроках чахни.

Вороне, спящей на столбе,
Завидую отчаянно:
Сама ворона по себе,
Нет у неё хозяина.

Синички прыгают на пнях, -
Нет слаще птичьей доли…
А вот и школа, вся в огнях.
Опаздываю, что ли?

А там, на третьем этаже,
Друзья и запах мела.
И мне завидовать уже
Почти что надоело.

Пусть ветер фукнет в нос и глаз
И все завидки выдует…
А вот и наш весёлый класс -
Ну, кто мне позавидует?!

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.