Стихи про март

Март — точно май: весь снег растаял;
Дороги высохли; поля
Весенний луч теплом измаял, -
И зеленеет вновь земля.
И море в день обезольдилось,
Опять на нем синеет штиль;
Все к созиданью возродилось,
И вновь зашевелилась пыль.
На солнце дров ольховых стопик
Блестит, как позлащенный мел,
И соловей, — эстонский: «oopik», -
Запеть желанье возымел…
Опять звенит и королеет
Мой стих, хоть он — почти старик!..
В закатный час опять алеет
Улыбка грустной Эмарик.
И ночь — Ночь Белая — неслышной
К нам приближается стопой
В сиреневой накидке пышной
И в шляпе бледно-голубой…

Отбросим ветку от окна
И выглянем наружу,
А там увидим, как весна
Перемогает стужу.

Сугробы вянут на глазах,
И сад шалит капелью,
А только день тому назад
Исхлестан был метелью.

Казалось, это — навсегда,
Как римское изгнанье,
А вот прошло — и ни следа,
Одно воспоминанье.

В камине скука сожжена,
Как черновик негодный.
Душа прекрасно сложена -
Как раз чтоб стать свободной.

И все овеять и назвать
Своими именами,
И прутья в чашке целовать,
И сочетаться с нами.

В марте снег блестит,
За окном светло.
На меня глядит
Первое число.

Я от вас не скрою -
В марте любо мне
И число второе
С третьим наравне.

И число четвртое -
Как стекло протертое!

Пятое,
Седьмое…
Всё светлее днём!
Словно кто-то моет
Небо за окном.

В марте три десятка
С единицей дней,
Каждый день приятней,
Каждый день длинней.

«Это месяц света!» -
Люди говорят,
И люблю за это
Я весь март подряд.

Но скажу вам прямо:
Мне ещё милей
День, когда мне с мамой
Как-то веселей:

Босиком в пижаме
Рано-рано встать
И подарок маме
Принести в кровать…

Угадали сами
День любимый мой?

Это праздник мамин -
Марта день восьмой!

Больной, усталый лед,
Больной и талый снег…
И все течет, течет…
Как весел вешний бег
Могучих мутных вод!
И плачет дряхлый снег,
И умирает лед.
А воздух полон нег,
И колокол поет.
От стрел весны падёт
Тюрьма свободных рек,
Угрюмых зим оплот,-
Больной и темный лёд,
Усталый, талый снег…
И колокол поёт,
Что жив мой Бог вовек,
Что Смерть сама умрёт!

Размякло, и раскисло, и размокло.
От сырости так тяжело вздохнуть.
Мы в тротуары смотримся, как в стекла,
Мы смотрим в небо — в небе дождь и муть…

Не чудно ли? В затоптанном и низком
Свой горний лик мы нынче обрели,
А там, на небе, близком, слишком близком,
Всё только то, что есть и у земли.

Март на школьном дворе — серебро.
Сентябрь в больничном парке — золото.
Перебираю свое добро.
Примеряю. Выгляжу молодо.
Бриллиант, изумруд, сапфир
чистой совести. К тихой старости
примеряюсь. И миру мир
возвращаю в целости и сохранности.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.