Стихи о разбитом сердце

1.

Таня Кузнецова
живет
в будущем

на Ленинском проспекте
дом 22
подъезд возле арки

по небу
тихо себе плывет
оторвавшийся дирижабль

за городом — дым

это в районе Коммунарки
догорает центаврианский корабль

2.

сердце ее разбито
на части

также
в клочья
разбиты
регулярные части

правительству уже никто не сможет помочь

обрывки дыма
горячий ветер
уносит прочь

3.

она не вернется
домой
на ужин

и никто ей не нужен

город разрушен
стоит жара
душно

и мра -

мор
сухих
фонтанов
покрыт копотью
а внутри моча

над разрушенной площадью
возвышается
гигантская
нога Ильича

4.

на углу Садового
и Нового
Арбата
собираются
чудовищные ребята

к ним-то
Таня теперь и пойдет

и быструю смерть
себе
среди них
найдет

5.

вот
она идет
в легком
но длинном платье

принадлежащем матери

она видит, что идет как в кино
в замедленном темпе
драматично
передвигается

смотрит
отчаянными глазами

платье ей велико
иногда оно
путается под ногами

для постороннего наблюдателя
Таня выглядит
немного комично

6.

— и все из-за какого-то дурака!

по осеннему раскаленному небу
на высоте 50 километров плывут растянутые
и легкие облака

7.

вот уже
Таня пришла
на точку
чтобы стать жертвой
маргинального зла

но всех
людей
в этом месте арестовали

их забрали военные
(конечно
их мучили и пытали
вырезали у них печень и почки
на продажу

а кого не замочили
тех потом отпустили)

8.

Таня стоит
теперь
на углу одна

только она
и сгоревшие автомобили
вокруг
под ногами — пластиковая зола

9.

ей
непонятно

как она могла
поверить

как могла
послушать

как могла
положиться

на такого козла

10.

Таня поздно вернулась
и сразу легла
и как бы
спит

но хочется есть

в дальней комнате
как оборотень
в момент превращения
весь храпит
старший брат

— если бы я не вернулась назад
домой
он только бы был бы рад

и
вспоминая прошлое
(уже не про брата)
она про себя произносит: гад!

она смотрит на неподвижные стрелки
сломанного будильника

с дальних улиц
доносятся перестрелки

а на ближних улицах — тишина

чтобы быстрее заснуть она
решает подышать
у окна

она думает дальше:
— а если я утону?
если исчезну, пойду ко дну?
что они скажут?

темная
тень потерявшегося дирижабля
на минуту закрывает Луну

холодный воздух
хорошо пропускает свет
звезд

под звездами
блестит оголившимися стальными
конструкциями
взорванный мост

11.

в то же время

брату снится
что он — астронавт
у него есть лучевой пистолет
то есть бластер
и он летит
в удаленный кластер
вселенной В-1234567453432

бабушке снится
что пора идти на работу
а у нее болит голова
а под окнами
пехота
долбит асфальт

папа
тот просто спит

и
Таня стоит
смотрит на небо
и сама себе говорит:
вот, скоро
придет Господь

он всех
нас
освободит

Забыть ли блеск твоих глаз,
Рук твоих жарких кольцо,
Если сквозь слезы не раз
Я видел твое лицо.
Что б ни было впереди,
Приди любая беда,
Ты болью в моей груди
Останешься навсегда.

Это было в белом зале
У гранитных колоннад…
Это было все в Версале
Двести лет. тому назад.

Ах, назад тому два века,
Не имея лучших тем,
Герцог Гиз маркизе некой
Прошептал вдруг: «Je vous aime!»

— Ах, мой герцог! Ах, мой герцог!
И мечтать я не могла! -
И ему маркиза сердце
С реверансом отдала.

Это было в белом зале
У гранитных колоннад…
Это было все в Версале
Двести лет тому назад.

Но швырнул ее он сердце
На потеху для молвы!
И графиня’ шепчет: — Герцог…
Герцог, герцог, где. же вы?!

Пусть разбито сердце ложью,
В этом сердце вы одии!
И, схвативши ножик, с дрожью
Стала чистить апельсин.

Это было в белом зале
У гранитных колоннад…
Это было все в Версале
Двести лет тому назад.

Жестокий друг, за что мученье?
Зачем приманка милых слов?
Зачем в глазах твоих любовь,
А в сердце гнев и нетерпенье?
Но будь покойна только ты,
А я, на горе обреченный,
Я оставляю все мечты
Моей души развороженной…

И этот край очарованья,
Где столько был судьбой гоним,
Где я любил, не быв любим,
Где я страдал без состраданья,
Где так жестоко испытал
Неверность клятв и обещаний,-
И где никто не понимал
Моей души глухих рыданий!

Прощай и ты, последняя зорька,
Цветок моей родины милой,
Кого так сладко, кого так горько
Любил я последнею силой…

Прости-прощай ты и лихом не вспомни
Ни снов тех безумных, ни сказок,
Ни этих слез, что было дано мне
Порой исторгнуть из глазок.

Прости-прощай ты — в краю изгнанья
Я буду, как сладким ядом,
Питаться словом последним прощанья,
Унылым и долгим взглядом.

Прости-прощай ты, стемнели воды…
Сердце разбито глубоко…
За странным словом, за сном свободы
Плыву я далёко, далёко…

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.