Стихи про актера

У вас всё вместе — и долги и мненье,
Раздельно разве только саквояж.
Так вот, сегодня чей же день рожденья?
Не знаю точно — вероятно, Ваш.

Однажды, глядя в щель из-за кулис,
Один актёр другому на премьере
Внушал: «Валерий — тот, который лыс,
А Юлий — тот, который не Валерий».

Они актёры, вот и не смекнули,
Зато любой редактор подтвердит,
Что Дунский — это то же, что и Фрид.
Ну а Валерий — то же, что и Юлий.

Долой дебаты об антагонизме! -
Едины ваши чувства и умы,
Вы крепко прижились в социализме,
Ведь вместо «я» вы говорите «мы».

Две пятилетки северных широт,
Где не вводились в практику зачёты, -
Не день за три, не пятилетка в год,
А десять лет физической работы.

Опроверженьем Ветхого завета
Един в двух лицах ваш совместный бог.
И ваш дуэт понятен, как лубок,
И хорошо от этого дуэта.

И если жизнь и вправду только школа,
То прожили вы лишь второй семестр,
Пусть дольше ваш дуэт звучит как соло
Под наш негромкий дружеский оркестр!

Вот только каждый выбрать норовит
Под видом хобби разные карьеры:
«О! Temperos!» — в актеры вышел Фрид!
А Дунский вышел в коллекционеры!

Я вас люблю — не лгу ни на иоту.
Ваш искренне — таким и остаюсь -
Высоцкий, вечный кандидат в Союз,
С надеждой на совместную работу.

* О! Temperos! — О! Времена! (лат.)

За орфографию не отвечаю -
В латыни не силён,
Но — поздравляю, поздравляю!
А за ошибку — mille pardons
(прим. автора)

Искусство строго, как монетный двор.
Считай его своим, но не присваивай.
Да не прельстится шкуркой горностаевой
Роль короля играющий актер.

Я не увижу знаменитой «Федры»,
В старинном многоярусном театре,
С прокопченной высокой галереи,
При свете оплывающих свечей.
И, равнодушнен к суете актеров,
Сбирающих рукоплесканий жатву,
Я не услышу, обращенный к рампе,
Двойною рифмой оперенный стих:

— Как эти покрывала мне постылы…

Театр Расина! Мощная завеса
Нас отделяет от другого мира;
Глубокими морщинами волнуя,
Меж ним и нами занавес лежит.
Спадают с плеч классические шали,
Расплавленный страданьем крепнет голос.
И достигает скорбного закала
Негодованьем раскаленный слог…

Я опоздал на празднество Расина…

Вновь шелестят истлевшие афиши,
И слабо пахнет апельсинной коркой,
И, словно из столетней летаргии,
Очнувшийся сосед мне говорит:
— Измученный безумством Мельпомены,
Я в этой жизни жажду только мира;
Уйдем, покуда зрители-шакалы
На растерзанье Музы не пришли!

Когда бы грек увидел наши игры…

Идет спектакль,- испытанное судно,
покинув берег, в плаванье идет.
Бесповоротно, слаженно и трудно,
весь — действие, весь — точность, весь — расчет,
идет корабль. Поскрипывают снасти.
Идет корабль, полотнами шурша.
Встает актер, почти летя от счастья,
почти морскими ветрами дыша.
Пускай под гримом он в потоках пота,
пускай порой вздыхает о земле,
ведет корабль железная работа,
и он — матрос на этом корабле.
Он должен рассмешить и опечалить,
в чужие души истину вдохнуть,
поспорить с бурей, к берегу причалить
и стаю чаек с берега спугнуть!

Я мог бы стать, наверное, актёром,
Исполнить в театре тысячу ролей,
Играть в кино людей с горящим взором:
Поэтов, полководцев, королей.

Быть популярным, даже знаменитым,
И получать награды и призы,
Имея при себе поклонниц свиту
Невиданной, неслыханной красы.

Купался бы в лучах народной славы
Я признан, уважаем и любим.
Но, вероятно или даже явно,
Для этого талант необходим.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.