Стихи о науке

Есть у папы в кабинете
СИНХРОФАЗОТРОН:
В нем различные частицы -
Атом и нейтрон.

Мне ужасно интересно,
Как устроен он.
Разобрал я в две минуты
СИНХРОФАЗОТРОН.

Ничего я не увидел,
Лишь пустой пенал…
Я его потрогал пальцем,
И опять собрал.

Только вышел почему-то
Не такой прибор:
Вместо СИНХРОФАЗОТРОНА -
СИНХРО-ФАЗОН-ТОР!

Я ничуть не огорчился.
Взялся еще раз…
Только снова получился
СИНХРО-ФРОНО-ТАЗ!

Я себя с трудом взял в руки,
Не считал ворон,
И собрал из этой штуки
СИНТРО-ФАЗО-ХРОН.

Вот беда! Вернется папа…
Что наделал сын?!
Я закрыл глаза… и сляпал
ФАЗО-ТРОН-ХРО-СИН!

Ничего! Его к рассвету
Снова соберу:
Я ведь точно помню эту…
СИНТРО-ФАЗОН-ХРУ!

Многое можно понять, проникая в науки, -
Дальние звезды и давние знаки и звуки,
То, что возникнет в грядущем, и то, что мертво.
Непостижимо лишь то, что нам ближе всего.

Что за крики, что за шум?
Это мы взялись за ум.
Надрывается эфир –
Всех скликаем на турнир.

Кто сидит, задравши нос,
Зададим ему вопрос,
На такой не даст ответ
Сам великий Архимед.

Как пульсирует пульсар?
Когда открыт был мю-мезон?
В чем сила антивещества?
И кто такой был Резерфорд?
Как укрощают термояд?
И что такое квант?

Генка – главный эрудит.
На турнире победит.
На турнире победит
Генка – главный эрудит.

Он, по прозвищу Сократ,
Выручает наш отряд.
Выручает наш отряд
Генка – главный наш Сократ.

(Он-то знает)
Как пульсирует пульсар,
Когда открыт был мю-мезон,
В чем сила антивещества,
И сколько может весить свет,
Как укрощают термояд,
И что такое квант?

Мы с приятелем вдвоём
Строим синхрофазотрон,
Строим синхрофазотрон,
Мы с приятелем вдвоём.
Здесь в расчете всех систем
Мы поспорим с ЭВМ.
Мы поспорим с ЭВМ
В разработке всех систем.

А это что? И для чего?
Ещё о чем? Зачем ещё?
А что? Про что? А что прошло?
О чём? Зачем? При чём? А что?

Необычный наш турнир
Удивит научный мир.
Удивит научный мир
Наш невиданный турнир.

Эрудитов ждет успех,
Встретит радостно физтех всех!

Быть может, эти электроны
Миры, где пять материков,
Искусства, знанья, войны, троны
И память сорока веков!

Ещё, быть может, каждый атом -
Вселенная, где сто планет;
Там — всё, что здесь, в объеме сжатом,
Но также то, чего здесь нет.

Их меры малы, но все та же
Их бесконечность, как и здесь;
Там скорбь и страсть, как здесь, и даже
Там та же мировая спесь.

Их мудрецы, свой мир бескрайный
Поставив центром бытия,
Спешат проникнуть в искры тайны
И умствуют, как ныне я;

А в миг, когда из разрушенья
Творятся токи новых сил,
Кричат, в мечтах самовнушенья,
Что бог свой светоч загасил!

Гроза прошла. Пылали георгины
Под семицветной радужной дугой.
Он вышел в сад и в мокрых комьях глины
То яблоко пошевелил ногой.

В его глазах, как некое виденье,
Не падал, но пылал и плыл ранет,
И только траектория паденья
Вычерчивалась ярче всех планет.

Так вот она, разгадка! Вот что значит
Предвечная механика светил!
Так первый день творения был начат.
И он звезду летящую схватил.

И в ту же ночь, когда все в мире спало
И стихли голоса церквей и школ,
Не яблоко, а формула упала
С ветвей вселенной на рабочий стол.

Да! Так он и доложит, не заботясь
О предрассудках каменных голов.
Он не допустит сказок и гипотез,
Все кривды жерновами размолов.

И день пришел. Латынь его сухая
О гравитации небесных тел
Раскатывалась, грубо громыхая.
Он людям досказал все, что хотел.

И высоченный лоб и губы вытер
Тяжеловесной космой парика.
Меж тем на кафедру взошел пресвитер
И начал речь как бы издалека.

О всеблагом зиждителе вселенной,
Чей замысел нам испокон отверст…
Столетний, серый, лысый как колено,
Он в Ньютона уставил длинный перст.

И вдруг, осклабясь сморщенным и дряблым
Лицом скопца, участливо спросил:
— Итак, плоды осенних ваших яблонь
Суть беглые рабы магнитных сил?

Но, боже милосердный, что за ветер
Умчал вас дальше межпланетных сфер?
— Я думал,- Ньютон коротко ответил.-
Я к этому привык. Я думал, сэр.

Я ем сырые корешки,
Питаюсь черствою корою
И запиваю порошки
Водопроводною водою.

Нетрудно порошок принять,
Но надобно его понять.

Вот так и вас хочу понять я -
И вас, и наши обоюдные объятья.

Опять кладу я компас на ладонь.
Щелчок – и стрелка чуткая на воле.
И, как от пут освобождённый конь,
Дрожит она в родном магнитном поле.

Побудь средь одноклеточных,
Простейших водяных.
Не спрашивай: «А мне-то что?»
Сам знаешь — всё от них.

Ну как тебе простейшие?
Имеют ли успех
Милейшие, светлейшие,
Глупейшие из всех?

Вот маленькая туфелька
Ресничками гребет.
Не знает, что за публика
Ей вслед кричит: «Вперед!»

В ней колбочек скопление,
Ядро и вакуоль,
И первое томление,
И, уж конечно,- боль.

Мы как на детском празднике
И щурим левый глаз.
Мы, как десятиклассники,
Глядим на первый класс.

Используя этот сайт, вы соглашаетесь с тем, что мы используем файлы cookie.